Старый Новый год

4 минуты

Автор: Елена Катунина

Впервые телефильм “Старый Новый год” вышел на экраны 2 января 1981 года. И с тех пор для многих его просмотр - добрая семейная традиция, обязательный январский ритуал. И сегодня мы обязательно смотрим этот фильм-антидепрессант, полный надежды, чистоты и тепла.

Этот фильм в постановке Олега Ефремова и Наума Ардашникова был снят по пьесе Михаила Рощина. Пьеса, написанная в 1966 году, шла на сцене МХАТ в середине 70-х и пользовалась огромным успехом у зрителей. Актеры, задействованные в фильме, практически в полном составе пришли из театральной постановки. Это лучшие, талантливейшие и любимые советские актеры, сыгравшие свои роли, будто прожившие их; можно говорить комплименты бесконечно, вне зависимости от величины роли.

Жанр фильма выходит за рамки телевизионного мира. Эта сатирическая комедия - достоверная зарисовка из жизни, в которой есть место и поискам смысла, и грустному и смешному, и заблуждениям и озарениям, и несогласию и примирению. Этот фильм - обо всей той находящейся в вечном движении череде событий, откровений, случайностей, встреч и расставаний, которая и зовется жизнью.

Сюжет, полностью построенный на параллелизме, на сопоставлении двух, казалось бы, очень разных семейств, должен донести до зрителя главную мысль - при всех различиях у нас очень много общего, того, на чем сходятся и примиряются в своих противоречиях “римлянцы, совграждане, товарищи дорогие”. Два Петра с говорящими фамилиями - Себейкин, с его немудрящей жизненной философией “снегоочиститель - и тот на себя гребет”, и Полуорлов, занятый куда более масштабными размышлениями о мире, “стоящем на пороге невиданных потрясений”, оказывается, необходимы друг другу. Так социальная сатира оказывается совсем не злой, прощающей человеческие слабости.

И, удивительным образом, этот фильм растет вместе со зрителем и в каждом периоде жизни смотрится по-разному, открывается новыми гранями замысла. У нас молодых вызывают насмешку бескрылые обитатели верхнего этажа, у повзрослевших - доброе понимание - все мы заслуживаем того, чтобы быть самими собой.

При всем, на первый взгляд, простом, несколько утрированном противопоставлении, этот фильм тонкий, состоящий из полутонов, недомолвок и открытых - для домысливания - ссылок.

Этот фильм стоит посмотреть и ради остроумных великолепных афоризмов, ушедших в народ - в особенности авторства “нашего человека” Адамыча, доброго духа дома, объединяющего всех его обитателей, доморощенного философа, своей житейской мудростью вызывающего поначалу слегка опасливую ревность даже у Петра Полуорлова - их список бесконечен. Вот лишь некоторые:

“Кто думает, как жить лучше, а кто думает, как быть лучше”;

“Телевизоров все больше, а детей все меньше”;

“Питание-то все лучше, а здоровье все хуже”.

И “Это вам не хухры-мухры, это ого-го”, и “Парижам счет потеряли”, и - перекличкой между соседними этажами: “Люди по космосАм, а мой-то - по голосам” и “Люди ракеты конструируют, корабли, а наш-то - сказать стыдно”.

Ну и почти пророческое: “Скоро не мы на них смотреть будем, а они на нас, оттуда”.

В фильме впервые прозвучала песня Сергея Никитина “Снег идет” на стихи Бориса Пастернака, а Сергей и Татьяна Никитины поют на лестничной клетке песню “Весеннее танго”. Музыка в фильме разная - как и обитатели многоквартирного дома - и так же музыкальная разноголосица создает ощущение жизни, обычной, полной надежды.

Несколько любопытных фактов, относящихся к фильму:

1. Съемки проходили летом, создатели планировали завершить их к новогодним праздникам. Лишь некоторые зимние эпизоды были сняты позднее, перед самым выходом комедии на экраны. Летняя часть работы была завершена за рекордно короткий срок – всего две недели.

2. В бане, рядом с бассейном, установлена женская статуя. Наблюдательные зрители могли видеть ее не в одном отечественном фильме, например, в "Служебном романе", "Формуле любви", "Вассе" и других.

3. Актеру Петру Щербакову (сыгравшему роль друга Полуорлова Гоши) с этой статуей довелось сниматься дважды. В комедии Эльдара Рязанова "Служебный роман" она стояла рядом с рабочим местом начальника отдела общественного питания Бубликова, роль которого исполнил Щербаков.

4. В финале картины герои едут мимо магазина "Руслан" на Смоленской площади, затем по Гоголевскому бульвару. Каждому москвичу, ценителю бань, понятно, что едут они в знаменитые Сандуновские бани, которые были открыты в городе в самом начале XIX века. Но, на самом деле, съемки проходили не в Сандунах. А где точно, затрудняются сказать даже киноведы и москвоведы.

5. Но в машину (ностальгический продукт отечественного автопрома ВАЗ-2106), выйдя из бани, герои действительно садились в Звонарском переулке, где и находятся Сандуны.

6. Перед съёмочной группой встала задача — как найти летом новогодние деликатесы, чтобы герои могли накрыть праздничный стол. Директору картины удалось добыть где-то пару батонов салями, которые надо было растянуть на две недели съёмок, учитывая все дубли. Колбасу и прочие деликатесы нарезали тонкими ломтиками и наказали актёрам есть помедленнее. Как-то в перерыве все разошлись, и Александр Калягин предложил экранному сыну подкрепиться колбаской. Актёры с удовольствием опустошили тарелки с нарезкой, а потом Калягин ушёл со словами: “Тебе все равно за это ничего не будет”. Директор картины обнаружил юного Валентина Карманова за пустым столом, был в ярости, но действительно ничего не сделал…


  • Комментарии
Загрузка комментариев...