Инвалиды убыточны?

666
4 минуты
В нашей стране инвалидов и пенсионеров почему-то принято считать обузой на шее государства. Между тем, в других странах на одного инвалида в среднем приходится три социальных работника. При этом экономика этих стран от такой нагрузки не хромает.

Почему так происходит?

Об этом мы спросили гендиректора социального предприятия ООО «Инновационная мастерская Отче Савва» Василия Степанова.

(Компания специализируется на производстве подъемников и вертикализаторов для маломобильных групп населения и другой реабилитационной техники).

В.С. Начнем с того, что в нашей стране все равны, никто не «обижен». Некоторые горе-экономисты социальной нагрузкой считают не только инвалидов, но абсолютно всех: пенсионеров, матерей-одиночек, многодетные семьи, малый бизнес, транспортников, сельхозпроизводителей… Все эти группы требуют внимания и долгосрочных программ развития. А заниматься этим желающих мало.

С 90-х годов сформировалось целое поколение таких экономистов и руководителей, для которых проблем в экономике нет, есть просто лишние люди и лишние территории. И сейчас влияние этих персон все ещё очень велико. В новой Конституции добавлены пункты о сохранении целостности страны и индексации пенсий, и даже ходят слухи, что это начало больших перемен. Но поживём, увидим.

А теперь давайте попробуем рассмотреть на практике, как расходуются деньги, выделенные государством инвалиду на приобретение технических средств реабилитации. Сегодня средняя цена ТСР примерно 100 тыс., будь то электроколяска, медицинская кровать или подъёмник.

Итак, ФСС выделяет деньги, проводит аукцион, который, предположим, выигрывает один из наших дилеров. Компания-дилер получает примерно 25% от стоимости. Из этих денег зарплату получает не только руководитель компании, но примерно ещё десятка два сотрудников: бухгалтеры, менеджеры, программисты, водители, сторожа, уборщицы. Оплачивается аренда помещения, коммунальные платежи, покупается автотранспорт, заправляется автотранспорт, так как оборудование должно быть доставлено нуждающемуся больному.

Мы как производители покупаем электроприводы в Дании, в России таких высокотехнологичных изделий нет, причем в Европе они стоят в два раза дешевле. То есть на эту разницу мы кормим таможню, точнее, возвращаем часть денег в бюджет страны вместе с дополнительными налогами.

Далее мы оплачиваем заводу металлообработку, оплачивая детали, которые не можем произвести сами. Завод покупает металл, поддерживая металлургическую отрасль, платит за электроэнергию, поддерживая энергетиков. Разумеется, с выручки платится НДС и другие налоги. Оплачивается логистика, приобретаются станки, к сожалению, импортные, т.к. отечественное станкостроение осталось в прошлом. Зарплаты получают токаря, фрезеровщики, сварщики, лазерщики, маляры, водители, сторожа.

В свою очередь все эти люди покупают: продукты питания, одежду, машины, которые заправляют, ремонтируют, оплачивают страховку. Кто-то платит ипотеку, кто-то строит дом, то есть опять происходит абсолютно естественное и справедливое перераспределение денежных средств.

Ну и, наконец, остаётся компания-производитель. Куда тратим деньги мы? Скажу сразу, мы не копим, потому что инфляция, банкам не доверяем, в ценных бумагах не понимаем, а доллары и евро мне не нравятся чисто эстетически. Тратим на зарплаты и на развитие. У меня работает бухгалтер – мать троих детей, водитель и помощник - отец четверых детей, программист - отец двоих детей, один из которых инвалид детства. Кстати, стать ребёнку инвалидом «помогла» прививка, сделанная в роддоме. Ну и ещё трудятся примерно десяток людей, у которых есть семьи.

Прошу прощения за столь подробную экскурсию в природу денежного оборота. Я привел всё это для того чтобы объяснить, что деньги, выделенные государством, просто так не растворяются бесследно, они все равномерно до сотой доли копейки распределяются по всем отраслям экономики, давая жизнь людям, давая развитие стране. Деньги, как энергия, они не исчезают бесследно, если только их не украдут и не засунут в большую кубышку, в которой они будут лежать мертвым грузом.

Наверное, именно поэтому в европейских странах на одного больного человека приходится 3 социальных работника, каждый из которых получает полноценную зарплату, содержит свою семью, является полноценным членом общества и экономики.

Когда деньги на руках у населения, тогда они работают, созидают и приносят пользу. Проблемы в экономике начинаются тогда, когда много-много миллиардов сосредоточены в одних руках, которые физически не могут их потратить. Эти миллиарды лежат на далеких счетах и предают статус какому-то одному владельцу. Ну или лежат в кубышке государства.

Конечно, в хозяйстве заначка на черный день всегда необходима, на случай войны или какой-то катастрофы. Но в некоторых случаях, как, наверное, произошло у нас в стране, кубышка становится соблазном. Кому-то выгодно, чтобы денежные запасы лежали, а претендентов на них было как можно меньше, то есть просто меньше людей.

Когда-то давно экономисты считали возросшую потребность в хлопке, мясе, крупе, ставили задачи по увеличению производства на следующую пятилетку. На мой взгляд, это была классическая экономика. Однако последние 30 лет в умах что-то произошло и считать стали иначе. «Да, всё у нас в порядке с хлопком, мясом, крупой, лекарствами и финансовым обеспечением всех групп населения, просто очень много лишних людей».

Но как люди могут быть лишними? Ведь каждый человек, с одной стороны - это две руки, интеллект, творческий потенциал, рабочая сила, а с другой стороны - это потребитель, нуждающийся в кем-то произведённой продукции. То есть каждый человек — это дополнительное звено экономики. И сейчас очень важно, чтобы к рычагам власти были допущены лица, которые бы понимали, что лишних людей не бывает.

«ГОЛОС СОВЕСТИ» Алёна Понсар, Василий Степанов


  • Комментарии
Загрузка комментариев...