Почему нам так дорог свободный Шиес

234
7 минут

Автор: Елена Катунина

Никто точно не знает, сколько мусора мы производим, все подсчеты очень приблизительны. На Земле 7,5 млрд. человек, и в эпоху потребления количество отходов катастрофически выросло.

Еще сто лет назад мусор состоял из органических продуктов: бумаги, натуральных тканей, дерева, пищевых продуктов. Его можно было просто закопать. С началом эры одноразовой упаковки свалки начали разрастаться с устрашающей быстротой. То, что сейчас образует отходы, далеко не безопасно для здоровья и окружающей среды. Исследования, проведенные в пяти странах, показали, что люди, живущие вблизи свалок, подвержены заболеваниям иммунной системы, определенным видам рака, кроме того, повышается риск врожденных аномалий у их детей.

Альтернатива захоронению — сжигание. Преимущества этого метода в том, что мусор сжигают с выделением энергии, которая затем используется; кроме того, объемы оставшегося после сжигания шлака значительно меньше начальных объемов отходов. Однако при сжигании выделяются токсичные вещества, которые не только отравляют людей, живущих в непосредственной близости от МСЗ, но и накапливаются в почве, растениях. Диоксины, самые опасные соединения, влияют на гормональную и иммунную системы, репродуктивную функцию, замедляют развитие, служат причиной тяжелейших врожденных патологий. Считается, что от 50 до 80% диоксинов, содержащихся в окружающей среде, образовалось в результате сжигания мусора. В странах, применяющих технологию мусоросжигания, сформирована культура сортировки отходов, обязателен тщательный технологический и экологический контроль работы МСЗ, и тем не менее, от строительства мусоросжигательных заводов стараются уходить. В Европе и США накоплен большой опыт в сортировке и переработке мусора; в некоторых странах раздельный мусор собирают уже 40 лет.

В нашей стране проблема сбора и утилизации мусора особенно остро стоит в Москве и Подмосковье.

В России ежегодно образуется 70 млн.т отходов, из них 16% - в Москве и Подмосковье. Это и понятно — в регионе живет 10% населения страны. При такой плотности населения и существующей тенденции к наращиванию потребления неудивительно, что ситуация близка к катастрофической.

В территориальной схеме обращения с отходами Подмосковья на 2019 год указаны 23 мусорных полигона. Их общая площадь — 608 га (по подсчетам РБК). За последние десятилетия свалки выросли в разы, и многие уже исчерпали свой ресурс.

Одна из них — Ядрово, в 5 км от Волоколамска, площадью почти 54 га, стала причиной протестов в 2018 году. Жители Волоколамска начали массово жаловаться на плохое самочувствие и неприятные запахи. Тогда власти Подмосковья ввели режим ЧС и закрыли одну из двух карт полигона; полное закрытие запланировано на 2020 год.

Свалку Кучино закрыли в 2017 году, рекультивацию обещали завершить к концу 2019 года, но неприятный запах от нее по-прежнему беспокоит живущих здесь людей. После закрытия Кучино значительно увеличилась нагрузка на полигон Лесная в Серпуховском районе.

Местные жители протестовали против работы полигонов Торбеево в Люберецком районе, Воловичи в Коломенском районе, Непейно в Дмитровском районе, Алексинский карьер в Клинском районе.

Уже закрытые свалки остаются источником загрязнения и вони, там случаются пожары. Сюда зачастую свозят мусор нелегально, как удалось выяснить в ходе эксперимента по закладке в мусорные баки GPS — трекеров.

Большинство из них были построены в 70-80 х годах прошлого века, когда еще не были разработаны технологии создания мусорных полигонов с применением специального выстилающего дно многослойного материала. В лучшем случае для них выбирались участки с глинистой почвой, чтобы исключить проникновение фильтрата в грунтовые воды. Это делает их еще более опасными для окружающей среды.

Строительство мусоросжигательных заводов не является альтернативой полигонам с экологической точки зрения. Жители Воскресенского, Наро-Фоминского, Ногинского и Солнечногорского районов Подмосковья пытаются остановить намеченное здесь строительство МСЗ; яростное нежелание людей иметь у себя под боком мусорный полигон или выделяющий ядовитые отходы завод вполне понятно.

Кризис, сложившийся в сфере обращения с твердыми бытовыми отходами, уже получил название «мусорного кризиса», а масштабные протесты людей называют «мусорными бунтами».

На этом фоне было принято решение о вывозе мусора в другой регион — на станцию Шиес российской железной дороги. Суть проекта, по словам разработчика, заключается в том, чтобы на 300 га тайги захоранивать упакованные в изолирующую пленку предварительно рассортированные и спрессованные отходы. Согласно проекту, всего за 20 лет здесь должно быть захоронено 10 млн. тонн брикетированных отходов. Создатели рекламного ролика проекта ЭкоТехноПарк уверяют, что герметичность упаковки «позволяет ограничить доступ влаги и кислорода и остановить процесс биоразложения» и ссылаются на более чем двадцатилетний опыт на европейском рынке утилизации отходов.

Шиес был выбран потому, что к нему ведут железнодорожные пути, кроме того, это направление не слишком загружено.

16 августа прошлого года из служебной телеграммы РЖД местные жители узнали о том, что в Шиес из Люберец отправится первый состав с коммунальными отходами. Площадка для хранения выгрузки и складирования отходов была готова, под эти цели вырубили уже 40 га леса, однако проект не был еще утвержден и представлен общественности. Это послужило причиной первых протестов. Люди были возмущены тем, что проект собираются реализовать в обход их мнения, без широкого обсуждения и взвешенной оценки экологов.

По мнению отраслевых экспертов, технология хранения брикетированного мусора не так безопасна, как уверяют разработчики и выгодополучатели. Есть основания полагать, что полностью очистить подлежащие упаковке в пленку отходы практически нельзя, и биоразлагаемые остатки начнут гнить даже в герметичной упаковке. Разложение проходит с выделением газа, и упаковка неизбежно разорвется. Учитывая тот факт, что стройка идет на болотистой местности, активисты опасаются, что фильтрат попадет через пленку в грунтовые воды, через систему рек Шиес и Вычегда распространится на Двину и Печору, а затем и на Баренцево море.

Кроме того, людей возмутила колониальная политика Москвы по отношению к их родным землям. Архангельское региональное отделение Союза писателей России написало обращение к губернатору Архангельской области, в котором, в частности, говорится: «Осознавать свою родину как свалку для столичного мусора северяне не готовы. Помимо всего прочего, это унизительно».

Строительство ведется непрозрачно и после замалчиваний люди уже не склонны принимать за истину официальные уверения в безопасности и перспективности этого проекта. Их не прельщают даже обещанные вложения в бюджет Ленского района, на территории которого находится Шиес.

Первая протестная волна поднялась в соцсетях и вылилась в митинг, который прошел 26 августа в Урдоме. Следом прошли митинги в Коряжме, Сыктывкаре, Архангельске. После официального заявления о создании ЭкоТехноПарка в середине октября, активисты предприняли ряд попыток в рамках действующего законодательства решить проблему на официальном уровне. Совет депутатов муниципального образование «Урдомское» принял решение о расширении своих границ, с тем чтобы по действующим нормативам строительство ЭкоТехноПарка вблизи населенного пункта стало невозможным, однако это решение было отменено по суду. Пытались организовать референдум о запрете ввоза мусора, но получили отказ. Еще две попытки провести референдумы не увенчались успехом.

К зиме активисты организовали постоянные дежурства, а в феврале этого года установили вагончик, в котором постоянно живут противники строительства. К лету лагерь стал настоящим городом-государством, в котором, сменяя друг друга, постоянно живут экоактивисты. Они ведут раздельный сбор мусора, занимаются экопросвещением, и вдохновили Север и всю Россию на экологические протесты против свалок и мусоросжигательных заводов, ввоза мусора. Требования экозащитников заключаются в переходе на новую систему обращения с отходами (внедрении раздельного сбора, создании современных мусороперерабатывающих предприятий), рекультивации действующих полигонов, законодательном запрете ввоза отходов из других регионов. Лозунги противников свалки звучат так: «Поморье — не помойка», «Люди вместе — мусор раздельно».

В конце апреля рядом с лагерем протестующих расположились сотрудники полиции и Росгвардии. С некоторых пор хроники Шиеса напоминают хроники военных действий: в Урдоме отключают электричество и интернет, стягиваются дополнительные силы Росгвардии и ОМОНа, увеличено количество сотрудников ЧОПа на территории лагеря, топливо для проведения работ привозят в сопровождении ОМОНа, сотрудников ДПС и Росгвардии, происходят постоянные столкновения между сотрудниками силовых структур, рабочими, нанятыми для строительства, и активистами лагеря, преследуются участники протеста.

Сегодня, 18 ноября, активистам Шиеса предписано очистить лагерь.

Решение вопроса о Шиесе — это в значительной степени решение вопроса о том, как будет развиваться мусорная реформа.

Воспользуемся ли мы опытом цивилизованных государств и создадим эффективную систему переработки, позволяющую не накапливать, а использовать отходы, - а ведь именно этого ждали от мусорной реформы, - или остановимся на технологии накапливания и сжигания мусора и самостоятельно пройдем путь, на который западные страны потратили десятки лет, покажет время. Но чем бы не закончились сегодня протесты в Шиесе, хочется верить, что старания активистов были не напрасны, и решение этого вопроса останется за гражданским обществом, а власти, в свою очередь, будут прислушиваться к мнению народа.


  • Комментарии
Загрузка комментариев...