Про льготы и не только…

449
8 минут

Автор: Елена Краскова

Все, кто когда-либо оформлял социальные пособия, знают, что право на их получение нужно еще подтвердить, преодолев ряд бюрократических проволочек.

С миру по нитке...

Разным категориям льготников положены разные пособия. Узнать о причитающейся помощи совсем не так просто. Нигде нет единой базы и перечня видов социальной помощи, которую могут получить нуждающиеся. Государство попросту не популяризирует этот вопрос, поэтому граждане ею мало пользуются.

Льготы предоставляются в заявительном порядке, и, согласно данным исследования Общественной палаты РФ “Семейная политика: меры поддержки глазами семей”, около трети семей с детьми, например, не знают о положенных им льготах и не пользуются ими. В декабре прошлого года Госдума даже приняла закон об информировании граждан о льготах. Закон предусматривал информирование граждан на портале госуслуг (на первом этапе, должен быть запущен осенью этого года), по телефону (начиная с 2021 года) и, на третьем этапе, через единый контакт-центр. То есть пока никто из нуждающихся действие этого закона на себе не ощутил.

Вопрос о не работающей системе информирования особенно остро стоит сейчас, потому что стремительно нищающие граждане уже не задумываются о том, стоит ли овчинка выделки, узнают о причитающихся им льготах, собирают все необходимые справки и обходят все кабинеты.

Какова величина соцвыплат?

Для одной из наиболее многочисленных категорий граждан, претендующих на получение выплат - многодетных семей - они складываются (для москвичей, на 2020 год) из следующих компенсаций: ежемесячных - на возмещение расходов в связи с ростом стоимости жизни (1268 руб. для семей с 3-4 детьми, 1584 руб. - для семей с 5 и более детьми), расходов по оплате за жилое помещение и коммунальные услуги (для семей с 3-4 детьми - 1103 руб., с 5 и более детьми - 2025 руб.), на приобретение товаров детского ассортимента (для семей, имеющих 5 и более детей - 1901 руб.), ежегодных - на приобретение комплекта детской одежды для посещения школы (10560 руб.). Тут же компенсация за пользование телефоном в размере 264 руб., а также выплаты менее многочисленным семьям с пятью и более и десятью и более детьми. Экзотическая единовременная выплата родителям (усыновителям), награжденным Почетным знаком “Родительская слава города Москвы” и ряд других выплат, которые касаются очень незначительного круга лиц. Таким образом, порядок понятен - московская семья, в которой воспитываются трое детей, получает в месяц соцвыплаты на сумму около 5 000 рублей.

Заблудившийся рассказчик

Почему вокруг этих выплат тлеет социальный конфликт между льготниками и нельготниками?

Аргументы последних - пособие - это помощь от государства, а не полное обеспечение вас и ваших детей; мы не обязаны содержать вас; и еще один, наиболее увесистый - идите работать. Льготники в ответ огрызаются - мол, мы тоже платим налоги. Отчасти суть этого конфликта объясняется человеческой природой, но лишь отчасти.

Известно, что человек, наделенный властью, являет собой образец (паттерн) поведения, что власть транслирует модели социального поведения гражданам. Каковы эти модели, нам, увы, известно.

Недавно замдиректора центра занятости населения Нефтекамска назвала высокие пособия по безработице причиной нежелания граждан устраиваться на работу. Согласно ее калькуляции, семья, имеющая троих детей, получает пособие в размере почти 15 тысяч рублей. “Зачем человеку работать, если он может получать в центре занятости ТАКИЕ (выделено мной) деньги?” - резюмировала чиновница.

Это, кстати, и готовый ответ на призыв найти работу и не сидеть на шее у государства. Не секрет, что в России целая армия тех, кого называют “работающими нищими”.

“Уникальной особенностью России” является то, что в группу риска по бедности попадают работающие люди и семьи с детьми, указывает директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева. Большинство из тех, кто претендует на пособия и льготы, вовсе не отъявленные лодыри. Однако зарплат граждан, даже трудоустроенных на полный рабочий день, не хватает, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. Отсюда и эта коленопреклоненная поза. Отсюда и постоянные трения между теми, кто имеет право на льготы, и теми, кто этих прав не имеет. Стравливая между собой людей, государство делает ставку на худшее в них, и как правило, не ошибается.

Высказывание башкирской чиновницы вызвало традиционное негодование в соцсетях. Но нам не привыкать — мы уже выслушивали сентенции саратовской чиновницы про макарошки (злые языки утверждали, что доход ее за последний год службы на государственном посту составил 2,3 млн рублей, а с 2013 года она получала материальную помощь от государства, равную 200 тыс рублей в год). Кстати, сама она, сославшись на статус - noblesse oblige - не согласилась на предложение оппонентов поддерживать углеводную диету. В этом ряду депутат свердловского ЗакСа Илья Гаффнер, рекомендовавший россиянам “поменьше питаться”, чиновница Ольга Глацких, раскрывшая российской молодежи глаза на истинное отношение к ней государства. Другие злые языки утверждали, что вскоре после скандала, разгоревшегося вокруг ее высказвания, она поехала восстанавливать силы на Сейшелы. Но не наше дело считать деньги в чужих карманах — это дело чиновников.

В 2020 году изменилась методика подсчета бедных. По инициативе Минэконмразвития, согласно новой методике, будут учитываться данные налоговой и Пенсионного фонда. На исследование финансового состояния граждан потребуется 1,3 млрд рублей из федерального бюджета. Для справки — эта сумма сопоставима с расходами бюджета на меры соцподдержки (по данным за 2017 год). Иными словами, чиновники намерены при оценке бедности исходить не из доходов, а из расходов человека.

По данным Росстата, на первый квартал-2020, 36,4% населения РФ жили на сумму, не превышающую 19 тысяч рублей в месяц, или 633 рубля (8,7 доллара) в день.

22,4% имели доход ниже 14 тысяч рублей в месяц, или 6,5 доллара в день, а 10,9% находились в зоне официальной нищеты, получая до 10 тысяч рублей.

После 2017 года доля детей, растущих в малоимущих семьях, начала постепенно снижаться. По итогам 2018 года она уменьшилась сразу на 3,1 п.п. по сравнению с уровнем бедности среди детей в 2017 году.

Возможно, в связи с изменением критериев отнесения семей к категории малоимущих. В 2017 году начали учитывать следующее имущество: жилые помещения - дома, квартиры, дачи; гаражи и иные строения; автомобили; земельные участки и земельные доли.

Неудивительно, что новые правила отнесения к категории малообеспеченных были восприняты многими как повод отказать в господдержке. Вот лишь некоторые из комментариев:

“Несмотря на доходы семей, будем грызть недвижимость”.

“Имею троих детей школьников. Имеем квартиру 84 метра. Но вот незадача-дачный дом, где дети бывают только летом, оформила бабушка с дедушкой на меня. И мы сразу разбогатели! Срочно продать и на эти деньги покупать лекарства, еду, оплачивать кучу налогов”.

“Видимо, долго думали, как более половины семей (особенно многодетных), нуждающихся в государственной поддержке, опустить ниже плинтуса. Бюджет, конечно, поправили, а кто подумал о детях. <...> Всю голову сломали, что при нашей “обеспеченности” квадратными метрами на праздничный стол поставить”.

Люди обижены тем, что их лишили непривлекательного, мягко говоря, социального статуса малоимущих и привычно отбиваются от обвинений в тунеядстве - прямых со стороны сограждан и завуалированных - со стороны государства. Они отчаянно пытаются прокормить своих детей и обеспечить им нормальную жизнь, и тут уже не до гордости...

“Малая польза”

Единожды в год льготники могут претендовать на материальную помощь со стороны государства, предоставив финансовые документы, свидетельствующие о том, что они находятся в трудной жизненной ситуации. Каков будет размер этой помощи, зависит от того, какое решение вынесет специальная комиссия.

“В марте этого года я подала заявление на оказание единовременной материальной помощи. Моему ребенку требуется дорогостоящее лечение и специальное питание. В качестве финансовых документов предоставила чеки из аптек, каждый из которых был подтвержден врачебными выписками и назначениями. Общая сумма по этим чекам составила 56 тыс рублей. Государство сочло нужным оказать мне материальную помощь в размере 4 тыс рублей. Деньги поступили на карту в тот момент, когда в разгар пандемии за выход на улицу был введен штраф, равный господдержке моей семьи”.

Неудивительно, что граждане, хотя и обращаются за обещанными выплатами к государству, - “маленькая польза” - особенной благодарности не испытывают. Наоборот, отношения просителя и должностных лиц, от которых зависит решение его вопроса, становятся еще одной точкой напряжения.

Тем более, что эта система не предполагает обратной связи. Решение по оказанию/неоказанию помощи формально можно пересмотреть. Однако по факту вы едва ли захотите этой возможностью воспользоваться. Письма в департамент труда и соцзащиты - это письма на деревню дедушке. На горячей линии вам предложат идти в суд. Обратившись в департамент лично, вы, весьма вероятно, получите отписку - “оснований для пересмотра решения нет”, - как и произошло с нашей героиней.

И вот тут возникает вопрос: к чему эти многочисленные учреждения, комиссии и отделы (в департаменте их почти 40), размножающиеся согласно первому закону Паркинсона, если коэффициент их полезного действия, как в данном случае, стремится к нулю?

Но стоит предположить, что чиновники должны не оказывать помощь, а найти повод для того, чтобы в ней отказать, как все становится на свои места.

А если принять во внимание еще одно явление, называемое социологами “воспроизводством бедности”, то вырисовывается клиническая картина артроза коленных суставов как национальной болезни, течение которой осложняется еще и сопутствующими социальными заболеваниями...


  • Комментарии
Загрузка комментариев...