Проблемы современных подростков. Как коучинг помогает в их решении

565
6 минут

Автор: Елена Катунина

К подростничеству своего сына я подошла в твердой уверенности, что знаю, что нужно делать и говорить. Ведь я сама не так давно была подростком, и все еще живо помню, что мои родители делали и говорили не так. В конце концов, я же читала “Школу выживания для подростков” Ди Снайдера! А проблемы пубертатного периода - это общее место, все всё о них знают, о них столько написано - выбирай правильную линию поведения, и твой ребенок не уплывет из рук!

Однако всё оказалось не так просто. Так непросто!

Помните в “Курьере” Карена Шахназарова героя, горячо недоумевающего по поводу манеры сына пить из банки концентрированное молоко? Потом только, из дальнейшего его монолога, мы понимаем, что суть его недовольства сыном значительно глубже: “Я хочу одного – мне надо знать, что он хочет. Я хочу знать, кого я вырастил. Я на это имею право. Пусть он скажет мне: «Ты старый выживший из ума осел. Ты прожил неправильную жизнь. Я буду жить по-другому». Пусть так скажет – я пойму. Пусть совсем уходит из дома. Но он молчит! Пользуется всем и молчит!”

Когда замолчал мой пятнадцатилетний сын, я почувствовала такую же беспомощность, как Олег Николаевич. И недовольство мое носило характер придирок к привычке пить концентрированное молоко из банки.

Он не только замолчал, но и заметно отдалился - от друзей, школьных дел, семьи - сплел вокруг себя плотный кокон, как гусеничка, готовящаяся к метаморфозам. Он впал в мрачное уныние - недаром говорят, что пубертат - это похороны детства. Я попыталась оставить его в покое - для превращения в прекрасную бабочку нужно время (так ведь?); помятуя о том, что подростку нужно свое пространство, старалась не часто заходить в его тщательно охраняемую пещеру. Дайте подростку больше времени, ведь если все время тянуть росток вверх, он не сможет укорениться и уверенно расти сам. Пока вроде бы все правильно?

Однако оказалось, что эта выжидательная тактика требует большего запаса терпения, чем тот, которым я обладала. И тогда его стремление к уединению и постоянное откладывание на потом всех дел и решений (прокрастинация, которую так часто принимают за лень) начали по-настоящему меня беспокоить.

Описанный классиками, такой кажущийся безобидным в своей банальности конфликт отцов и детей оказался в жизни отнюдь не пасторальным.

А я так не хотела в нем участвовать - ведь понятно заранее, что проиграешь! Во-первых, искать компромиссы все равно придется тебе - в этом и заключается пресловутая родительская мудрость. Во-вторых, глупо спорить с тем, кто останется, когда тебя уже не будет.

Но почему он совсем меня не слышит? Почему проводит день и ночь перед компьютером, абсолютно безразличный ко всему в реальной жизни? Почему не проводит время с друзьями? Может, он хикки? И как мне тогда быть? И кто будет исправлять трояки в журнале? Чем он собирается заниматься в жизни, кроме просмотра аниме и стримов? В общем, “я хочу одного – мне надо знать, что он хочет”.

Оказалось, что прописные истины, вроде “без труда не выловишь и рыбку из пруда”, “умные учатся на чужих ошибках”, хороши только как фигура речи и квинтэссенция абстрактного опыта, но совершенно не убедительны в качестве аргумента. А ведь как удобно - выуживаешь готовую сентенцию и еще раз демонстрируешь свою родительскую и житейскую мудрость.

Современные подростки более амбициозны и мотивированы на успех или, наоборот, более инфантильны и безответственны? Они лентяи или оптимизаторы?

Они принадлежат к поколению одиночек? Должна ли я пытаться вытащить своего затворника на свет божий, если он этому всячески сопротивляется?

Стоит ли пытаться вести ребенка к привычному, социально одобряемому образу жизни, или следует принимать его выбор? Есть же теория, что жизнь со временем все больше будут уходить в онлайн. Виртуальная реальность, в которой заключаются браки, существуют дружеские союзы для нас - эрзац настоящей жизни, а для них - самая что ни на есть настоящая жизнь?

И как быть, если у тебя нет уверенности, что сам-то ты хорошо знаешь, как надо жить? Вслед за профессором Кузнецовым, вопросить увесисто-авторитетно: “Я, мы, наше поколение хочет знать, ради кого мы жили и боролись. В чьи руки попадет воздвигнутое нами здание?!” И какие слова я должна найти, когда мой подросток борется за лайк - борьба за идею его вовсе не привлекает. А я не уверена, что могу его за это осуждать.

Демиурги детских вселенных, родители вполне могут почувствовать свою личностную несостоятельность, когда их авторитет перестает быть таким уж беспрекословным. Все, что нашими маленькими детьми принимается на веру, подростки могут воспринимать критически - и тогда становится очень заметной пропасть между декларациями и практикой. Вот так я поняла, что мне самой требуется перезагрузка.

Вопросов стало еще больше.

А он хватался за свою бедную голову, защищая ее от накатывающихся волна за волной вопросов и по-детски умолял: “Не надо со мной разговаривать!”

Не захлебнуться в этом море нам помог коучинг. Мне оказались интуитивно очень близки его принципы:

Не стоит сравнивать людей - каждый из нас уникален и нужен миру таким, какой он есть; следуя этому принципу, мы учимся принимать своего ребенка таким, какой есть; иногда безусловному приятию приходится учиться даже родителям.

У каждого человека есть все ресурсы для достижения своих целей; согласитесь, это очень воодушевляет и заставляет открывать в себе новые возможности. Мне приходится учиться верить в своего ребенка даже тогда, когда он сам не верит в себя.

В любой момент времени человек делает наилучший выбор из всех возможных. И имеет право на собственный выбор - и на ошибки.

Изменения неизбежны. И это дает нам легкость и спокойствие при принятии решений и понимание того, что мы можем меняться, становясь лучшей версией себя.

А моему сыну-подростку очень пригодились коучинговые вопросы, которые направлены на достижение четко определенных целей, а не на решение общефилософских вопросов смысла бытия. Ведь подростки - создания очень рациональные, хотя иногда нам кажется, что их поступки говорят об обратном.

Он учится ставить промежуточные цели и искать пути их достижения, постигать логическую связь между поступками и их последствиями.

Вопросов у меня к нему по-прежнему много, но они не загоняют его в мрачный тупик и не остаются без ответа.

Думая, что наш жизненный опыт пригодится нашим детям, мы правы только в том, что пройдем вместе с ними новый этап своего пути. И будет здорово, если на этом пути он возьмет вас за руку, как когда-то, - ваш доверчивый ласковый малыш.

Я погрешу против истины, если скажу, что все у нас гладко. Но я больше не отчаиваюсь - умение не впадать в отчаяние, даже сидя на пороховой бочке, к которой ведет тлеющий бикфордов шнур, очень полезно для родителей детей-подростков. Я по-прежнему желаю ему счастья, но готова согласиться, что его и мои представления о том, что есть благо для него, могут очень разниться. В любом случае, мы научились лучше слышать и понимать друг друга, а это бесценно.

И, наконец. Как говорит семейный психотерапевт Спаситель Сент-Ив, герой Мари-Од Мюрай, родители должны помнить: что бы они не делали для своих детей, это все неправильно. Это очень успокаивает!


  • Комментарии
Загрузка комментариев...