Есть ли жизнь без мата

4 минуты

Автор: Елена Катунина

С 1 февраля в России вступил в силу закон, запрещающий материться в соцсетях. Администрация соцсетей и видеохостингов с суточной аудиторией свыше 500 тысяч пользователей из России должны сами мониторить контент на предмет наличия бранных выражений и удалять их и блокировать их авторов.

Не мат красит человека

Экс-мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман известен своими резкими комментариями в твиттере. В этой социальной сети уже появился отдельный аккаунт — “реплаи Ройзмана без контекста”.

Какими будут его комментарии после вступления закона в действие, пофантазировали “Новости Екатеринбурга”.

Я истово удивлен, какой же Вы, сударь, шалопут
Вы поразительно неправы
Вы, милый мой, хуже фекальных экскрементов
Ваша позиция кажется мне категорически фальшивой
Бросьте Вы, молодой человек, нести в массы такую несусветную чепуху

После вступления закона в силу Twitter удалила более 19 тысяч записей и ответов Евгения Ройзмана, о чем он сам сообщил сам в своем аккаунте. Спустя некоторое время и этот твит был удален.

На своей странице в Facebook Ройзман написал: “Это просто возмутительно и некультурно с их стороны. Очевидно, власти хотят, чтобы я молчал. Информационная война, которую я вел с ними в твиттере, рано или поздно окончилась бы моей победой, и они решили перекрыть мне кислород вот таким вот подлым способом”.

Да Вы, батенька, матограф!

Вольнодумствующие преподаватели филфака учат студентов: “Для нас, филологов, запретных слов нет!”

Никто не станет спорить, что обсценная лексика - часть великого и могучего; что мат бывает площадной, но бывает и интеллигентский и богемный. Любой писатель интересуется всеми бытующими формами речи, известно, что великие русские писатели и поэты - от Пушкина до Солженицына - прибегали к матерным выражениям и в жизни, и в творчестве. Но если в художественных произведениях крепкие выражения - часть сконструированного мира и художественный прием, в соцсетях они используются с целью эпатировать и выразить сильные эмоции.

Ну а как отнять у языка эту важнейшую функцию!

Конечно, матом нужно уметь пользоваться - знать где, когда и с кем. Повсеместное распространение обсценной и матерной лексики, безусловно, способствует снижению общего уровня культуры. Мат, разлитый в публичном пространстве, впитывают, как губки, дети. И для них он становится естественной составляющей повседневного языка. Страдаем мы - почти невозможно, находясь в виртуальном и реальном пространстве, не ужасаться тому, как дети - не ругаются, нет, - разговаривают матом.

Однако, какова жизнь, таков и язык, ее отображающий.

Напитки покрепче, слова покороче

Мат - смотрим определение - обсценная экспрессивная табуированная лексика. Но сегодня она зачастую используется безо всяких эмоций - и табу.

К мату во времена Пушкина прибегали совсем с иной целью, нежели сейчас. Любопытно, что в пушкинское время матерные слова не использовались в метафорическом значении, а лишь в первоначальном материальном. Новые производные, десятки слов от одного матерного корня, образуются последние сто лет из всей многовековой истории мата - именно в XX веке произошел деривационный взрыв, матерная революция, в результате которой матерные слова обрели возможность обозначать все, что угодно, в зависимости от контекста. Весь огромный матерный лексикон образуется от четырех основных корней, запрещенных Роскомнадзором.

А сегодня большинство из нас (можно утверждать почти наверняка) бьют личные рекорды по сквернословию - и, можно предположить, словотворчеству.

Для чего был принят новый запретительный закон? Способен ли он изменить языковую реальность без изменения бытийной и событийной? Он - очередной симулякр и, в лучшем случае, повод задуматься о том, почему общий культурный уровень стремительно снижается, что с этим можно сделать и как мы дошли до жизни такой.

Но, кажется, это вполне очевидные вещи. И поэтому нет смысла говорить об этом длинно. А коротко - низзя...

Чур меня!

Мат похож на сакральную лексику в том смысле, что его нельзя употреблять всуе. Семиотик, лингвист, филолог, один из основателей Московско-тартуской семиотической школы Борис Андреевич Успенский предполагал, что мат имеет культовую функцию. Согласно его теории, мат для архаического человека - это заклинание, помогающее снять, например, сглаз или порчу; в фольклоре матерная брань сопоставляется с молитвой. Поэтому мы так часто бранимся - чтобы отвести от себя черный морок?

Может быть, запрет вернет мату его сакральность, утраченную из-за частого использования в публичном пространстве?

Как простому русскому человеку описывать эту жизнь, не используя ненормативную лексику? ©

За экспансией русского мата в XX веке стоит довольно жуткая картина мира, наполненного драматическими событиями, трагедиями и войнами, тяжелейшими разочарованиями и потерями.

Юрий Иосифович Левин, математик, семиотик, лингвист, литературовед, яркий представитель Московско-тартуской семиотической школы, говорит:

“Легко представить себе мир, описываемый IобсценнойI лексикой <...>: мир, в котором крадут и обманывают, бьют и боятся, в котором "все расхищено, предано, продано", в котором падают, но не поднимаются, берут, но не дают, в котором либо работают до изнеможения, либо халтурят - но в любом случае относятся к работе, как и ко всему окружающему и всем окружающим, с отвращением либо с глубоким безразличием, - и все кончается тем, что приходит полный...” (Об обсценных выражениях русского языка // Левин Ю. И. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. М., 1998. - 819 с.)

А здесь следует умолкнуть, ведь

С 1 февраля в России вступил в силу закон...


  • Комментарии
Загрузка комментариев...