"Христианской кончины, непостыдной, мирной… у Господа просим"

275
3 минуты
"Христианской кончины, непостыдной, мирной… у Господа просим"
Во вторую субботу октября весь мир ежегодно отмечает день хосписной и паллиативной помощи (World Hospice and Palliative Care Day).

ВОЗ дает такое определение паллиативной помощи - это “направление медико-социальной деятельности, целью которой является улучшение качества жизни больных и их семей, столкнувшихся с трудностями уносящего жизнь заболевания, предотвращение страданий и избавление от них”.

По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно в мире паллиативная медицинская помощь необходима порядка 40 млн человек, а получают её лишь 14% нуждающихся. По оценкам ВОЗ, на 400 тыс. населения необходим один хоспис — значит, в России их должно быть 360; на начало прошлого года их было 73.

Отчасти это связано с тем, как ведётся учёт паллиативных больных. По официальной статистике, сегодня в России в терминальной помощи остро нуждаются порядка 800 тыс. человек. В тоже время, по словам руководителя московского Центра паллиативной помощи, основателя благотворительного фонда помощи хосписам “Вера” Нюты Федермессер, в реальности она требуется 1,3 млн россиян, а получают ее не более 20%.

Однако проблема не решается только увеличением паллиативного коечного фонда - до 70 процентов такого фонда, говорит Нюта Федермессер, занято людьми, которые должны находиться в учреждениях соцзащиты.

Не решается она исключительно путем финансирования - так, в 2018 общий объем расходов на паллиативную помощь составил 21 млрд рублей, в 2019 – 23 млрд. В то время как существенная их часть, по словам руководителя ЦПП, была потрачена “крайне неразумно”.

В России истинное значение паллиативной помощи всё ещё слабо осмыслено не только обществом, но даже медицинскими работниками. Термин “паллиативный” пришел в 60-70 гг XIX века в ряду большого числа естественно-научных, в том числе медицинских, терминов и укрепился в общеупотребительном значении как “полумера, средство, дающее временное облегчение тяжелого положения”, ведь болезни, уносящие жизни паллиативных пациентов, неизлечимы.

Хосписы, в которых оказывается паллиативная помощь, в России существуют всего 20 лет. И до сих пор во многих регионах в целом отсутствуют эффективные программы помощи паллиативным больным, комплексное обеспечение необходимым оборудованием, расходными средствами и лекарственными препаратами, не налажена система диагностики и маршрутизации пациентов хосписов.

В России должность “врач паллиативной помощи” не имеет соответствующей медицинской специальности; такую помощь оказывают в основном терапевты, онкологи и анестезиологи-реаниматологи, а также социальные работники и волонтёры. Между тем паллиативная помощь требует особых знаний и навыков, поэтому обучение по данной специальности еще предстоит ввести в российских медицинских вузах. Причем потребность во врачах и медсестрах в терминальной помощи очень велика - специфика этой деятельности провоцирует быстрое эмоциональное выгорание.

Права врачей, работающих с паллиативными больными, слабо защищены законом. Ответственность, которую на них налагает использование препаратов строгой отчетности, крайне высока. В 2014 году случилось трагическое самоубийство контр-адмирала Вячеслава Апанасенко и о проблеме доступности обезболивающих, в том числе наркотических и психотропных препаратов, широко заговорили. С тех пор законодательство изменилось в сторону облегчения доступа к обезболиванию нуждающихся в нем пациентов. Однако медики до сих пор опасаются назначать сильнодействующие вещества; именно поэтому в профессиональном сообществе говорят о необходимости декриминализации ответственности врача при работе с обезболивающими наркотическими препаратами, в случае если утрата препарата не повлекла общественной опасности.

Наибольшее число взрослых (78%), которым требуется паллиативная помощь в конце жизни, проживают в странах с низким и средне-низким уровнем жизни, но наивысшее соотношение потребности к численности населения обнаруживается в странах с высоким уровнем жизни.

Это объясняется и тем, что продолжительность жизни в таких странах существенно больше, и качеством медицинского обслуживания, и общим уровнем гуманитарного развития общества.

Очевидно, что систему паллиативной помощи в российском здравоохранении еще предстоит достраивать - об этом красноречиво свидетельствует, помимо прочего, статистика средней продолжительности жизни. Наше общее социальное сиротство тяжелее всего сказывается на самых слабых и уязвимых членах общества. Ситуацию усугубляет и эпидемия коронавируса, которая не только увеличивает нагрузку на медицину вообще, но и усложняет организацию паллиативной помощи, “убивает философию паллиативной помощи”, по определению Нюты Федермессер.


  • Комментарии
Загрузка комментариев...