Сироты при живых родителях

245
8 минут

Автор: Елена Катунина

Надо сказать, что сведения о численности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, очень разнятся и плохо соотносятся между собой, но в определении доли социальных сирот в статистике нет больших расхождений — это более 80 % от общего числа.

Так исторически сложилось, что наше государство активно участвовало в решении судьбы сирот — в результате всех потрясений, выпавших на долю России в начале прошлого века, появилось очень много детей, оставшихся без попечения родителей, и частным образом справиться с этой проблемой было нельзя. Кроме того, государство вело политику ассимиляции, «советизации» в отношении малых народов, и в рамках этой политики дети помещались в интернаты при живых родителях, по закону не бывших ограниченными в родительских правах, а по факту - их лишенных.

Выводы о причинах социального сиротства можно сделать, проанализировав глубину этой проблемы в каждом субъекте РФ. Рейтинг, к которому я обратилась, составлен на основе показателей, рассчитанных на базе данных Росстата.

Традиционно сложными по нескольким показателям, свидетельствующим о масштабах социального сиротства, являются регионы Дальнего Востока и Сибири. Это объясняется социальным неблагополучием и исторически сложившимися обстоятельствами этого неблагополучия. Большинство данных регионов — бывшие вотчины ГУЛАГа, нефтегазовые и золотодобывающие «времянки». Также причина заключается в большом количестве учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в этих регионах, и соответственно, заинтересованности в их заполняемости. Директора детских домов там прямо называют возглавляемые ими учреждения «градообразующими предприятиями».

Социальное сиротство нехарактерно для регионов с большой долей населения, придерживающегося крепких религиозных устоев (независимо от конфессии), обеспечивающих сильный институт семьи. Это республики Северо-Кавказского федерального округа (Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская и Чеченская Республики), Калмыкия, Татарстан.

Известен тот факт, что после страшного землетрясения в Спитаке, число жертв которого, по официальной версии, составило 25 тыс. человек (по неофициальной — 150 тыс.), встал вопрос об устройстве детей, ставших сиротами после трагедии, и оказалось, что ни одного ребенка, нуждающегося в усыновлении, нет — всех забрали родственники.

У народов, в менталитете и культуре которых заложено народное единство, сиротство — редкость; практически всех детей, потерявших родителей, передают под опеку родственникам; достаточно редкими являются и случаи отказа от детей в роддомах.

В психологии есть понятие «семейный сценарий» - это повторение детьми судьбы их родителей. Конечно, прямой зависимости между поведением человека и его генетикой нет, но трудно оспорить тот факт, что зачастую дети перенимают у родителей определенную модель поведения и систему ценностей. И получается замкнутый круг, ведь оттолкнуться от опыта родителей под силу далеко не каждому ребенку.

Экономическое неблагополучие, общее цивилизационное отставание, государственная политика, особенности менталитета можно назвать основными причинами того, что ситуация с социальным сиротством в нашей стране стала без преувеличения катастрофической.

После окончания института я работала в школе-интернате для детей, лишенных родительского попечительства. Большей частью это были социальные сироты, дети, изъятые у живых родителей или оставленные ими. Так вот, эти дети, за редким исключением, были очень привязаны к своим родителям. Некоторые их истории были по-настоящему драматичны, но я поняла тогда, что никто не прощает людей с таким великодушием, как их собственные дети. Даже эти чаще всего неблагополучные, пьющие, преступающие закон родители были детям дороги, и мальчишки кидались в драку с теми, кто осмеливался сказать обидное слово про их маму. Потому что дети не хотят и не должны быть ничьими.

О том, что лишение родительских прав должно применяться лишь в самых крайних случаях, говорили уже давно. В 2012 году была принята «Национальная стратегия действия в интересах детей на 2012-2017 годы», с которой началась реформа деинституционализации заботы.

Общемировая практика показывает, что для профилактики социального сиротства необходимо налаживать механизмы поддержки проблемных семей. Сегодня в России пытаются создать систему, которая позволила бы оставить ребенка в биологической семье, как это делается во всем мире. Так, например, в Финляндии проблемную семью переселяют на новое место, меняют окружение, обстановку, трудоустраивают родителей, с семьей работают специалисты. Такая перезагрузка позволяет семье начать новую жизнь. Это очень непросто, но это цель, к которой стоит стремиться.

Деинституализация жизни детей-сирот, безусловно, необходима, но это очень сложный и долгий процесс. Алексей Варламов: «Десятилетиями мы думали, что сироты — это государственное дело. А сегодня, когда государство пытается передоверить свои функции гражданам, они оказываются психологически не готовы к этому. Тематические фильмы и телепередачи, попытки ввести усыновление в моду не спасут ситуацию. Быстро решить эту проблему будет трудно. У нас в России есть не очень хорошая традиция: власти ставят задачу, и она должна быть решена через месяц, через два месяца, к такому-то году… Но проблемы сиротства из тех проблем, которые нельзя решить к какому-то определенному сроку. Это вообще проблема ХХ века. Может быть, едва ли не самое главное, что с нами произошло в ХХ веке на уровне семейном, национальном. И если эта проблема развивалась много десятилетий, то решить ее за несколько месяцев или даже лет невозможно».

Необходимо также развивать систему профессиональных семей, в которые дети могли бы попадать, минуя казенное заведение, механизмы поддержки приемных семей без постоянного назойливого осложняющего их жизнь контроля со стороны государства. Нужно совершенствовать работу органов опеки и попечительства.

Сегодня нет регламента того, что считать основанием для отобрания детей у родителей. В глубинке вы обязательно найдете семьи, в которых оба родителя или вовсе матери-одиночки живут в нищете, и дети обладают такой степенью самостоятельности, что можно посчитать их предоставленными самим себе и безнадзорными. Является ли бедность и отсутствие гигиены основанием для ограничения родителей в их правах? Зачастую, нет. Да, в доме может быть грязно, да, дети донашивают друг за другом одежду, но это издержки образа жизни родителей, и не исключает их любви к детям. Это уже не вопрос недобросовестности родителей, а вопрос общей культуры.

Органы опеки действуют по своему усмотрению, сами квалифицируют и определяют, есть ли риски жизни и здоровью ребенка или нет. И зачастую они просто боятся брать на себя ответственность за дальнейшее развитие событий и изымают детей из семей «на всякий случай». А мы часто слышим о том, как детей отбирают у родителей, в том числе приемных, за легкий шлепок по попе или данный в сердцах подзатыльник.

Но существует и обратная ситуация, когда неисполнение родителями своих социальных функций остается без внимания опеки и приводит к трагедиям. Статистика говорит о том, что более 80 % процентов преступлений против детей совершается в семье. Это и истязания, и убийства, и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, и неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего. Часть этих трагедий можно было бы предотвратить.

Очередная драматическая история развивается прямо на наших глазах.

В одном из детских лечебных заведений находится годовалый мальчик, страдающий редким генетическим заболеванием, которое носит название «синдром «проклятия Ундины». Его дыхание не страдает во время бодрствования, но во время сна развивается гиповентиляция, поэтому у малыша стоит трахеостома, он подключен к аппарату ИВЛ. Малыш очень редко покидает больничные стены, практически не бывает дома и не гуляет в колясочке. При этом  ребенок обладает редким обаянием — малыша любят все люди, которые его окружают, и все стремятся ему помочь. На пожертвования, которые были для него собраны благотворительным фондом,  куплен аппарат для искусственной вентиляции легких,  чтобы он мог, наконец, поехать домой. Но его мать, не отказываясь от родительских прав, не выполняет и родительских обязанностей. Ее визиты в больницу становятся все более редкими, и цель их все чаще одна — забрать те вещи, которые люди жертвуют ее сыну. А тем временем у мальчика развивается госпитальный синдром, и каждый день, проведенный в больнице, отбрасывает его назад в развитии. Как и любой ребенок он хочет внимания и заботы, чтобы самый родной и близкий человек – мама, всегда был рядом, прижимал его к груди, когда ему больно и страшно. И никогда его не бросал. Но жизнь распорядилась иначе.

Каждый день его детской жизни практически ничем не отличается от предыдущего. Он не имеет возможности играть и общаться с другими детьми. Круглосуточно находясь в реанимации, он видит других родителей, которые умоляют врачей провести со своим ребенком лишние 10-15 минут. Держат детей за руку и готовы на все, лишь бы уменьшить их страдания, забрать всю их боль себе, только бы не видеть слезы самых дорогих людей.

Герой нашей грустной истории практически не плачет, никогда не кричит, лишь изредка, когда ему становится очень больно и одиноко, тихо и практически беззвучно воет. А когда он ловит на себе чей-то взгляд, на его детском личике появляется самая искренняя и благодарная улыбка из всех, которые мне когда-либо приходилось видеть. И сердце в этот момент сжимается с такой силой, что хочется схватить это маленькое ни в чем не повинное существо, прижать к себе и не отпускать.

Врачи и больничные сестры, конечно, любят его, но физически не в состоянии дать ему то, в чем нуждается ребенок его возраста — то время, внимание, близость и телесный контакт, которые, по мнению психологов, являются условием нормального развития личности.

Некоторое время назад нашлась даже семья, готовая на условиях усыновления оплатить ему операцию, но мать не согласилась отказаться от своих прав в их пользу, преследуя, как показывает реальность, вполне меркантильные цели. И этот ребенок, не учтенный статистикой, тоже является сиротой при живых родителях...

В чем же разница между детьми, оставленными в детских домах, и теми, у кого с юридической точки зрения родители есть, а фактически…?

В первом случае появляется шанс обрести дом и любящих и заботливых родителей. А во втором - это практически невозможно. Дети становятся заложниками ситуации. И о собственном доме им остается только мечтать…


  • Комментарии
Загрузка комментариев...