Химкинский суд стал на сторону афганской авиакомпании «Ariana»

12 минут

Автор: Ирина Соломатина

30 апреля Химкинский городской суд вынес решение «об отсутствии состава административного правонарушения» в действиях афганской авиакомпании «Ariana», обвиняемой таможенной службой в незаконном перемещение через таможенную границу Таможенного союза транспортного средства международной перевозки. Доводы защиты, изложенные в ходе заседания, убедили судью в отсутствии правонарушения в действиях авиакомпании.

Однако удача улыбнулась, увы, не всем участникам нашей истории.

Но обо всем по порядку… 

Более года мы регулярно слышим из всех источников информации о страшном напастье – пандемии коронавируса, которое из-за многократных вводов локдаунов нанесло колоссальный удар по всем отраслям экономики.

Но особенно пострадала авиационная отрасль. Из-за отмены большинства рейсов авиакомпании несли и продолжают нести многомиллиардные потери.

Казалось бы, именно в это непростое время государство в лице своих представителей – госорганов - должно оказывать всяческую поддержку бизнесу. Но не тут-то было… Таможенная служба, видимо, позабыв общепринятое правило «Не бей лежачего», решила добить огромными штрафами и без того практически бездыханные авиакомпании…

Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку

Началась наша поучительная история в одном из крупнейших российских международных аэропортов Шереметьево с приходом нового руководства Отдела таможенного оформления и контроля транспортных средств (ОТО и ТК ТС) международного таможенного поста в Шереметьево.

Ни для кого не секрет, что наши чиновники в начале своей трудовой деятельности на новом посту порой готовы и «лоб в кровь разбить», лишь бы выслужиться перед начальством. Так и случилось в нашем случае - новое руководство стало «мести по-новому», искореняя изо всех сил пережитки прошлого. Причем, даже не стараясь разобраться в причинах устоявшейся годами практики работы таможенного поста. Вот только платить и расхлёбывать результаты бурной и не всегда разумной деятельности пришлось самой пострадавшей в борьбе с мировым врагом – COVID-19 - стороне – авиакомпаниям.

Процедура убытия воздушного судна (ВС) за пределы России строго регламентируется сводом законодательных актов, а именно:

20 ноября 2008 года Правительством Российской Федерации было принято Постановление № 872 «Об утверждении правил осуществления контроля при пропуске лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных через государственную границу РФ».

На основании этого постановления 29 января 2010 года Минтранс издал Приказом №21 «Об утверждении типовой схемы организации пропуска через государственную границу РФ лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных в воздушных пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации».

Далее в соответствии с приказом Минтранса каждый пункт пропуска в международных аэропортах РФ должен был разработать и принять свою Технологическую схему, описывающую процедуры осуществления контроля при убытии ВС через границы РФ.

Третья глава последней редакции «Технологической схемы», утвержденной   28 августа 2020 года координационным советом воздушного пункта пропуска Шереметьево, описывает последовательность осуществления государственными контрольными органами основных контрольных действий. Но так как в большинстве случаев нормативные акты разрабатываются «большими умами», которые зачастую далеки от вопросов, регламентируемых этими самыми законами, на деле беспрекословно следовать им не всегда представляется возможным.

Так, в соответствии с «Технологической схемой» авиалайнер может покидать место стоянки только после получения всех необходимых штампов (отметок) государственных контрольных органов, в том числе штампа таможенной службы на Генеральной декларации. Но при нынешних методах работы ОТО и ТК ТС Шереметьевской таможни это бывает невыполнимым условием, особенно, когда сотрудники таможенного органа стараются усложнить и без того непростую задачу, загоняя авиакомпании в жесткие временные рамки.

При обслуживании оборотных рейсов, время стоянки может не превышать 40-45 минут. В этом случае невозможно подать документы за 2 часа до вылета самолета, как требуют сотудники таможенного органа, ссылаясь при этом на ст. 15 Приказа ФТС России Министерства финансов Российской Федерации от 30 августа 2019 г. N 1374.

Правда, в приказе говорится о том, что «срок осуществления государственного контроля (надзора) в отношении товаров, вывозимых с таможенной территории ЕАЭС воздушным транспортом, не может превышать 2 часов с момента представления таможенному органу документов и сведений». Но новый руководитель ввел в обиход новое толкование в меру своего понимания и хотения. И фраза «не может превышать 2 часов» удивительным образом трансформировалась в требование «не менее чем за 2 часа». Разница очевидна…

Кроме того, руководство таможенного органа и слышать ничего не хочет о том, что достоверные сведения в вылетных документах можно подать не более чем за 15-20 минут до вылета авиалайнера, по окончании посадки пассажиров и заправки воздушного судна. Ведь ни одна авиакомпания не застрахована от того, что пассажир опоздает на посадку, или у него возникнут проблемы со здоровьем, и ему потребуется немедленная госпитализация. А пилот, ориентируясь на погодные условия, не попросит залить больше топлива. В этом случае данные, поданные за 2 часа, станут недостоверными.

Однако, скрупулёзно изучая законодательство и требуя исполнения неисполнимого от авиакомпаний, новое руководство ОТО и ТК ТС таможенного поста в Шереметьево решило придерживаться традиций бывшего руководства, старательно обходя пункты, касающиеся обязанностей сотрудников таможни.

Так, в соответствии с п.3.1.2 гл. 3 «Технологической схемы» после получения сообщения от Службы оператора по обслуживанию воздушных судов о готовности самолета к загрузке должностные лица государственного контрольного органа должны прибыть к месту стоянки. Далее (п. 3.1.8) в документе говорится о том, что до окончания контроля воздушного судна перевозчик предоставляет должностному лицу таможенных органов (находящемуся на борту или стоянке самолета) документы и сведения, требуемые для совершения таможенных операций и проведения таможенного контроля.

Нахождение представителя таможенной службы на борту или на месте стоянки, безусловно, позволило бы сократить время проверки документов и получения разрешения на вылет.

Но понимая, что человеческие ресурсы отдела ограничены (оформлением вылетных документов в самом крупном аэропорту России с пропускной способностью более 20 млн пассажиров в год занимается один сотрудник), и выделение дополнительной штатной единицы для осуществления контроля под бортом невозможно, таможенная служба просто самоустранилась от выполнения контрольных действий на борту и на стоянке авиалайнера, внегласно делегировав свои обязанности по осмотру судна, его содержимого и проверки документов сотрудникам пограничных органов.

Еще в XIХ веке великий русский писатель Салтыков-Щедрин писал, что «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». И бывшее руководство своими действиями оправдывало это высказывание, относясь более-менее лояльно к незначительным отклонениям от временных рамок при подаче представителями авиакомпаний вылетных документов в таможню.

Юристы не дадут мне соврать, но даже в Гражданском кодексе существует такое понятие как Обычаи, т.е. сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения.

Именно такая устоявшаяся годами практика по оформлению разрешения на убытие ВС за пределы РФ и сложилась в крупнейшем Международном аэропорту «Шереметьево». И она вполне устраивала обе стороны: контролирующий орган и авиакомпании.

Так и жили - не тужили авиакомпании не один десяток лет, пока ситуация в гостеприимном до поры до времени аэропорту Шереметьево не изменилась.

И если ранее таможенники, понимая, что не имеют возможности проверить все документы перед вылетом на бумажном носителе, позволяли авиалайнерам покидать место стоянки до получения штампа в документах на основании ранее поданного в электронном виде предварительного информирования, то с приходом нового руководства гайки были закручены, и авиакомпании, живущие по давно устоявшимся обычаям, стали привлекать к административной ответственности с применением штрафных санкций, размер которых достигает не одну сотню млн рублей.

Казалось бы, если сотрудники службы сами не находят времени и желания следовать букве закона, то как они могут требовать этого от других? Но, как говорится, «что дозволено Юпитеру, не дозволено быку», а в нашем случае - многострадальным авиакомпаниям.

И вот однажды, когда представители одной российской грузовой авиакомпании «по старинке» не оформили надлежащим образом в отведенные сроки положенные документы и не получили заранее штамп на Генеральной декларации, таможенники решили наказать авиаперевозчика по всей строгости закона. Воздушное судно было арестовано, а в отношении авиакомпании было возбуждено административное производство. Суд при рассмотрении дела назначил перевозчику штраф в размере более двух сотен млн рублей. Справедливости ради стоит отметить, что в данном случае размер наказания явно не соответствовал деянию. Вряд ли авиаперевозчик своими действиями нанес государству такой значительный ущерб.

Все бы на этом и закончилось, если бы в конце декабря ситуация не повторилась с другой авиакомпанией, а затем и с третьей. Причем разрешение на вылет во всех трех случаях пилоты получали от диспетчерской службы аэропорта.

Хороша ложка к обеду, или Цифровизация трещит по швам

При более детальном рассмотрении ситуации стало ясно, что диспетчерская служба действовала в соответствии с п. 3.4 «Технологической схемы» и выдавала разрешение на вылет на основании отметки, проставленной сотрудниками пограничных органов в аэропортовой информационной системе «Синхрон». К слову говоря, «точность и своевременность» заносимых в систему данных неоднократно вызывала вопросы и негативным образом отражалась на работе обслуживающих компаний, осуществляющих свою деятельность в аэропорту Шереметьево.

Но по словам экс-начальника Службы технической инфраструктуры Дирекции по ИТ АО «МАШ» Кирилла Куликова, Синхрон «позволяет охватить все бизнес-процессы в аэропорту, связанные с обслуживанием воздушных судов, пассажиров, груза, почты. На базе системы «Синхрон» осуществляется планирование и анализ сезонного расписания, формирование суточных планов полетов, сопровождение суточного плана, согласование дополнений, задержек, работа служб, участвующих в подготовке воздушных судов и обслуживании пассажиров».

Учитывая заявленный функционал «Синхрона», логичнее было бы построить работу в системе следующим образом: все государственные органы, осуществляющие контрольные действия, проставляют отметки об успешном прохождении контроля, и уже на основании соответствующих отметок диспетчерская служба аэропорта выдает разрешение на начало движения для убытия ВС и взлет. Но как оказалось, логика у всех своя. И таможенные органы не сочли нужным утруждать себя лишней работой. Да и времени у сотрудников не так много. Как уже сообщалось ранее, оформлением и проверкой вылетной документации в ОТО и ТК ТС занимается один сотрудник, которому необходимо помимо проверки документов вылетающих рейсов собственноручно загрузить данные «лучшего российского перевозчика» - авиакомпании «Аэрофлот».

Выступая 7 апреля 2021 года на совещании, первый заместитель начальника Шереметьевской таможни Олег Анатольевич Андреев привел в качестве примера регулярной и своевременной подачи необходимых документов авиакомпании «Аэрофлот» и «Россию». Правда, в своем выступлении он, видимо, забыл уточнить, что только компания ООО «Центурион-Логистик», осуществляющая таможенное оформление документов «Аэрофлота» и его дочек, имеет привилегированное право не нести бумажные документы в таможню, а отправлять их по электронной почте. И даже, несмотря на нехватку рабочей силы, единственный сотрудник находит время, чтобы занести эти данные в комплекс программных средств таможенного контроля в воздушных пунктах пропуска (КПС «Авиа ПП») в то самое время, пока все остальные представители авиакомпаний просто ждут в очереди проверки документов и получения заветного штампа на Генеральной декларации. Не удивительно, что при такой организации работы авиаперевозчики не всегда успевают получить от таможни разрешение на вылет до времени убытия воздушного судна, заявленного в расписании.

И, конечно, такие мелочи как задержка вылета, дополнительная стоимость стоянки ВС и ожидающие отправки пассажиры мало кого интересуют. Да и всегда можно сказать: «Если вас что-то не устраивает, летайте рейсами Аэрофлота».

Уж с ним-то вам не придется долго ждать. Как известно, с «лучшим авиаперевозчиком» можно вообще никуда не улететь, учитывая его пристрастие с завидным постоянством отменять рейсы.

Вот уж прав был Джордж Оруэлл, когда писал, что «все животные равны, но некоторые животные равнее других».

Также в таможне пока никто не задумывается о том, что ситуацию с нехваткой кадров ранее спасало бутылочное горлышко (две близко расположенные параллельные взлетно-посадочные полосы), через которое взлетали и садились авиалайнеры. Количество взлетов и посадок было ограниченно. После ввода третьей полосы, на счастье таможенной службы, начался ремонт старой ВПП, а затем и пандемия сократила количество рейсов. Но по окончании ремонтных работ и после снятия ограничительных мер количество авиарейсов, требующих таможенного оформления, существенно увеличится. Тут уж один сотрудник точно никак не справится.

Конечно, огромные надежды возлагались на электронное декларирование, о котором на всех совещаниях докладывали большие начальники таможенных органов и подавали высокому руководству победные реляции о цифровизации. Но на деле электронные схемы остались только в предварительном виде. И введя процедуру предварительного электронного информирования, те же большие начальники, видимо, забыли отменить дублирование электронной подачи сведений документами на бумаге. В итоге вместо облегчения процедуры оформления деклараций, авиакомпании получили двойную работу по подаче данных, как в электронном виде, так и на бумажном носителе.

Скорее всего боязнь высоких технологий у сотрудников таможенных органов в крови. Только после того как ситуация вышла из-под контроля и приобрела международную огласку, чиновники решили разобраться в причинах убытия воздушных судов без получения заветного штампа. Многочисленные переговоры, совещания и расследования обстоятельств дела подтолкнули таможенные органы к принятию непростого решения – освоить, наконец, работу в ИС «Синхрон» и по примеру пограничных органов проставлять соответствующие отметки в системе.

Однако, несмотря на видимую бурную деятельность таможенных органов, ряд вопросов так и остается открытым:

Как представители пограничных органов могли подтверждать готовность воздушного судна к убытию с места стоянки и дальнейшему вылету, если таможенная служба не подтвердила эту информацию, поставив свой штамп на Генеральной декларации? Кто настоящий виновник инцидентов? Почему обвинения и штрафные санкции на сегодняшний день затронули только авиакомпании? И неужели в крупнейшем российском аэропорту любой пилот самостоятельно может принять решение о начале буксировки?

А может не стоит и удивляться?

Уже неоднократно задавались вопросы, о какой безопасности может идти речь в аэропорту, где абсолютно никем не замеченный пассажир мечется на взлетно-посадочной полосе и кидается под колеса улетающего авиалайнера, а начальник управления МВД в Шереметьево беспорядочно ездит по взлетно-посадочным полосам контролируемой зоны аэропорта Шереметьево?

По всей видимости, Федеральные авиационные правила (ФАП) №142, регулирующие требования авиационной безопасности к аэропортам, на крупнейший международный аэропорт «Шереметьево» не распространяются.


  • Комментарии
Загрузка комментариев...