Что предшествовало трагедии в красноярском госпитале для ветеранов войны

927
5 минут

Автор: Наталья Гордейченкова

Как ранее сообщал «ГОЛОС СОВЕСТИ», чрезвычайная, не укладывающая в голове ситуация, произошла в Красноярске в субботу 25 апреля. Сегодня она обрастает новыми «шокирующими» подробностями.

Елена Непомнящая, и.о. главврача красноярского госпиталя для ветеранов войн, выпала из окна 5 этажа учреждения. По данным «ТВК Красноярск» , событие произошло во время селекторного совещания с главой регионального Минздрава Борисом Немиком. Источник телеканала рассказал, что на совещании обсуждалось перепрофилирование одного из корпусов госпиталя под больных COVID-19. В воскресенье Минздрав официально опроверг эту информацию. 

Также было заявлено, что «госпиталь, наряду с другими учреждениями здравоохранения, является РЕЗЕРВНОЙ госпитальной базой для пациентов с короновирусной инфекцией».

Заявили в выходные, а вот из резерва вывели уже в пятницу. СМИ сообщили, что первые пациенты с коронавирусом поступили в госпиталь в пятницу. Парадокс?! 

Как бы то ни было, одно известно точно – Елена Александровна была категорически против подобной реорганизации. И причина кроется вовсе не в бессердечности врача, дававшей клятву Гиппократа, а в банальной «острой нехватке средств защиты и общей неподготовленности персонала».

О ситуации в госпитале «МК» рассказали его сотрудники. "ГОЛОС СОВЕСТИ" делится некоторыми особо «впечатляющими» подробностями этого интервью. Но для начала хотелось бы  задать вопрос, что вообще означает формулировка «выпала из окна»? Каким образом взрослый адекватный человек в здравом уме и твердой памяти может перепутать окно с дверью? Это же главврач госпиталя, на минуточку, а не наркоман со стажем, которому лавры Гагарина спать спокойно не дают. Да и в пристрастии к паркуру Елена Александровна тоже замечена не была. А вот, на тебе – выпала... Правда всегда остается вероятность, что она просто решила помыть окна. Такая своеобразная смесь тети Аси и Мистера Пропера – идейный борец за чистоту стекол в отдельно взятом кабинете. Было бы смешно, если бы не так трагично.

Сейчас озвучивают много разных версий, о том, что могло привести к данной ситуации. Одна из них - проблемы в личной жизни. Но в госпитале так никто не считает. Однако все в один голос твердят о проблемах на работе, которые буквально лавиной накрыли всех сотрудников. В первую очередь, речь, конечно же, идет о размещении в медучреждении 80 пациентов с короновирусом и теми условиями, которые были созданы (или правильнее будет сказать – не созданы) для персонала. Елена Непомнящая была категорически против, как могла, отстаивала и защищала права своих сотрудников, но ее никто не слушал. Просто, как это часто бывает, поставили перед фактом.

Так какие же именно изменения должны были произойти, чему так противился персонал? Все сотрудники, которые остаются работать с зараженными больными, должны постоянно находиться в госпитале на протяжении минимум полутора месяцев. Решение хоть и продиктовано мерами безопасности, но на практике мало выполнимое. На такие условия по объективным причинам многие работники не могли согласиться – семьи с детьми, с пожилыми родственниками, молодые врачи, еще не успевшие обзавестись собственными семьями, но имеющие домашних животных, список можно продолжать и продолжать. Всех отказавшихся убедительно попросили взять отпуск, больничный или отпуск без сохранения заработной платы. На просьбу откликнулись не все. Согласитесь, кому хочется провести единственный в году отпуск, сидя на карантине дома. А для того, чтобы уйти на больничный, требуется, как минимум заболеть. Так себе перспектива, если честно.

Вот тут и начинается самое интересное: те, кто не готов был пожертвовать семьей, отпуском и собственным здоровьем, должны были приходить на работу. Нет, не подумайте, не работать. Врачей, медсестер, санитарок – всех, кто отказался, обязали 8 часов сидеть на стульях в актовом зале, без возможности куда-либо отлучиться. Ничего не напоминает? В детских садах за шалости детей на пару минут сажают на стульчик, чтобы успокоились и поняли, что поступили неправильно. Здесь, конечно, не садик, да и 8 часов обдумывания – это Вам не 2 минуты на стуле без игрушек. Ну, так и проступок куда серьезнее. Шутка ли, люди мало того, что высказали собственное мнение, отличное от рекомендованного, так еще и продолжают упорствовать в своем заблуждении. Так что, как говорил незабвенный Жеглов: «Будет сидеть! Я сказал».

На этой ностальгической ноте предлагаю закончить с лирикой и перейти к дальнейшему выяснению обстоятельств произошедшей трагедии. Что же скрывается за фразой «острая нехватка средств защиты и общая неподготовленность персонала»? Вроде бы, куда уж яснее. Но нет, людям, принимающим решения, не так очевидна связь между успешным лечением и материально-технической оснащенностью лечебного учреждения. По всей видимости, их гораздо больше интересует процесс, нежели результат. Оставим риторику, обратимся к цифрам. По словам сотрудников, «что-то из защиты выдали тем, кто согласился работать с «короной», остальным нет. Кислородные маски, вроде, были, аппарат ИВЛ только один, но обещали в мае еще подвезти». Обучение сотрудников, как работать в новых условиях, любезно предложили пройти он-лайн, по ссылке. Ну а что, вся страна на «дистанционке» сидит, чем Вы хуже??

Ну и вишенка на торте! Как известно, на особо опасных производствах принято доплачивать за вредность. Вот и здесь зарплаты пообещали поднять. Пообещать пообещали, но в договор не прописали. До того ли было? Зато тем, кто отказался работать с «короной», сказали, что их зарплата на этот раз будет значительно меньше прежней. И вот здесь мне почему-то кажется, чиновники свое слово сдержат. 

Сейчас Елена Непомнящая находится в реанимации. Ее коллеги обратились с просьбой к врачам Красноярска, сдать для пострадавшей донорскую кровь.


  • Комментарии
Загрузка комментариев...