Не дождавшись операции, умерла годовалая пациентка уволенного доктора Каабака

253
3 минуты
27 ноября стало известно о смерти годовалой девочки Насти Орловой. Настя находилась в НЦЗД с февраля этого года. Ей провели необходимую перед пересадкой почки вакцинацию и должны были прооперировать в октябре — ноябре, однако в ноябре доктор Каабак был уволен из НЦЗД.

Представитель инициативной группы родителей пациентов Михаила Каабака Марина Десятская рассказала «Снобу», что «отец умершей девочки написал в чат, где собрались родители пациентов Михаила Михайловича, что Настеньки не стало, что их семья не смогла дождаться окончания войны».

Михаил Каабак высказал «Интерфаксу» свои предположения о том, повлияло ли его увольнение на смерть девочки: «Она была выписана из стационара. Если бы нас не закрывали, она лежала бы в отделении интенсивной терапии. Смерть у нее, скорее всего, сердечная, из-за кардиомиопатии. У нас есть ее ЭКГ в октябре, там тяжелая кардиомиопатия, нужен был интенсивный ежедневный гемодиализ, это не амбулаторный пациент».

«Конечно, она могла умереть во время или после операции, но это не значит, что таких детей не надо оперировать», - сказал Каабак.

Настя была первой пациенткой, поступившей в НЦЗД после решения о расширении программы и создания отделения, а операцию, по словам доктора Каабака, ей должны были сделать на этой неделе.

Возможно, если бы не случилось это увольнение по искусственному поводу, вызвавшему своей надуманностью недоверие к оппонентам Михаила Каабака, если бы российская медицина не была бы так забюрократизирована, поддерживала бы талантливых врачей и была бы открыта новому опыту, если бы решения об увольнении незаменимых специалистов принимались бы с учетом интересов их пациентов... Родителям Насти, так отчаянно боровшимся за нее и бывшим так близко к цели, не пришлось бы думать о том, какой могла быть их жизнь и жизнь их ребенка, если бы…

Министр здравоохранения Вероника Скворцова заявила, что технологии, используемые врачом, «не уникальны», такие же операции маленьким пациентам весом до десяти килограммов делают в институте имени Шумакова, который возглавляет главный трансплантолог РФ Сергей Готье. Однако Марина Десятская считает, что «Минздрав вовсю начал говорить о том, что Каабак не уникален, что есть еще и центр Шумакова, только из-за поднятой нами шумихи. Никто не хочет выглядеть страшным человеком, который приговорил детей к смерти. Однако у нас, родителей, есть запись разговора с одним из врачей из центра Шумакова, где он признается, что они не оперировали детей меньше девяти килограмм».

В свою очередь доктор Каабак сообщил, что «у нас есть 10 детей, которые, на наш взгляд, никогда не дорастут до этого веса из-за их состояния здоровья. Их мы должны были оперировать в 2019 году. И для них это действительно трагедия. Есть еще несколько десятков детей с похожим весом, которые только начинают готовиться к трансплантации».

Ранее сообщалось, что Вероника Скворцова лично приняла решение о возвращении в НЦЗД Михаила Каабака и его коллеги Надежды Бабенко. Однако приступить к работе они смогут только в январе, так как в центре карантин до 2 декабря, затем планируется длительная санитарная обработка. Это делает невозможным проведение срочных операций, в том числе 11-месячным братьям Кузнецовым, пациентам врача из Южно-Сахалинска. «Если их нельзя лечить в НМИЦЗД, зачем нам туда устраиваться?», — сказал Михаил Каабак.

По его словам, ему и Надежде Бабенко предложили «походить на работу» по три часа в день, но не занимаясь лечением детей, а формирование отдела трансплантации отложили до конца января. «Но я боюсь, что Кузнецовых тогда уже на свете не будет», - сказал врач.


  • Комментарии
Загрузка комментариев...