Объективные новости через призму совести

А Минтранс куда смотрел: Приказ ФТС №444 может привести к многократному повышению цен

28 июня

Автор: Игорь Тихомиров 

Сгенерировано нейросетью Kandinsky 3.1, ПАО сбербанк

Упорное нежелание Федеральной таможенной службы и Министерства транспорта России признавать российское и международное законодательство в области регламентирования воздушных грузоперевозок может стать причиной многократного увеличения стоимости социально-значимых товаров. А уверенность вышеназванных ведомств в том, что грузовой терминал, обслуживающий авиагрузы, должен работать именно с товаром, а не с грузом, как это прописано в нормативных актах, может привести к абсурдной ситуации, когда грузовые терминалы России, работающие в аэропортах, начнут прямо под бортом на бетоне (независимо от погодных условий) вскрывать грузовые места, предназначенные для размещения на складе временного хранения (СВХ), доставать оттуда содержимое и принимать каждую единицу грузового места потоварно.

Редакцию несколько смутило то, как нейросеть видит строение воздушного судна, но возможно за этим будущее авиации. Сгенерировано нейросетью Kandinsky 3.1, ПАО Сбербанк

Как стало известно нашему изданию, один из грузовых терминалов, обслуживающих авиагрузы в аэропорту, даже решил провести эксперимент и произвел подсчеты себестоимости обслуживания рейса при выполнении требований таможенных органов о потоварной приемке груза под бортом, а затем дальнейшей его транспортировке на СВХ и последующей потоварной приемке уже на складе. Цифры, действительно, превзошли все ожидания - себестоимость в этом случае увеличится почти в 20 раз. А при пиковой нагрузке - более чем в 30 раз. Нетрудно догадаться, что столь серьезное повышение стоимости логистических услуг не самым благоприятным образом отразится на конечной цене товара.

Так во сколько же увеличится стоимость товаров в магазинах, если стоимость логистики возрастет более чем в 30 раз? И сможет ли простой пенсионер позволить себе хотя бы жизненно необходимые лекарственные препараты, доставляемые из-за рубежа и требующие таможенного контроля, не говоря уже о товарах личного пользования? Или их стоимость станет просто неподъемной для части нашего населения?

Также при раскурочивании коробок под бортом на открытом воздухе (правда, это незаконно, но в рамках мысленного эксперимента мы это опустим) необходимо учитывать и климатические особенности нашего региона – значительную часть времени выпадают осадки. А следовательно, персоналу СВХ, видимо, придется как циркачам возить с собой тент и натягивать его прямо под бортом, чтобы обеспечить сохранность товара. Да и не весь груз можно разбивать на товарные партии прямо на улице. А что делать, если речь идет о лекарственных средствах, требующих сохранения определенного температурного режима? Такое ощущение, будто об этих достаточно важных вопросах, касаемых технологии производственного процесса обслуживания груза, доставляемого воздушным транспортом, таможня просто не задумывалась. А Минтранс не удосужился ознакомиться с их содержанием и просто не обратил внимание на существенные различия в технологиях обработки груза, доставляемых различными видами транспорта

Но что могло стать причиной столь абсурдных идей?

А началось все с принятия новой версии Приказа ФТС №444, регулирующего подачу электронной отчетности владельцами СВХ в таможенные органы, в которой каким-то загадочным образом забыли учесть особенности облуживания грузов, доставляемых различными видами транспорта.

Причем предыдущая версия Приказа учитывала эти различия. Но, видимо, при принятии новой редакции законодатели так торопились, что «случайно» упустили эту «незначительную» подробность. И тем самым сделали практически невыполнимыми для СВХ, обслуживающих авиагрузы, часть положений вновь изданного нормативного акта.

Дорогу осилит идущий

Надо сказать, что путь к справедливости оказался не таким уж и простым.

Более пяти лет ушло у участников внешнеэкономической деятельности и владельцев СВХ на то, чтобы несоответствующий закону и нарушающий интересы граждан нашей страны нормативный акт оказался на рассмотрении в суде. А далее опять на столе у законодателей, которые его разработали, оценили на соответствие законодательству и приняли решение «выпустить в свет».

И как ни пытались представители таможенного органа в Шереметьево с завидным упорством отстаивать главенство своих нормативных актов перед Федеральным законодательством, но суд усмотрел в их действиях незаконность. Как ни старались доблестные таможенники всеми силами доказать, что Закон - ничто, а Приказ (три заветные четверки) – все, а суд распорядился иначе. И логика, и здравый смысл были поставлены представителями закона во главу угла.

Однако до сих пор остается загадкой, как государственный орган, отвечающий за контроль исполнения нормативных правовых актов и анализ практики их применения в транспортном комплексе мог изначально допустить утверждение Приказа, нарушающего российское и международное законодательство, в том числе и российский закон федерального значения?

Ранее СМИ уже не раз освещали наболевшую тему подачи электронной отчетности складами временного хранения в соответствии с Приказом ФТС №444 и последствий его правоприменения.

Причем сама таможенная служба также неоднократно подтверждала, что Приказ №444 требует доработки с учетом мнения представителей бизнеса. Но говорить - дело одно, а что-то менять и тратить на это время и силы – совсем другое.

А может не так уж необходимо представителям таможни устранять все неясности в этом самом Приказе? Вот в чем вопрос?

И именно по этой причине, несмотря на неоднократные заседания различных комиссий таможенных органов и обсуждения о необходимости доработки вышеназванного документа, понадобилось более пяти лет, чтобы, наконец, Приказ был отправлен на доработку.

В то же время даже сейчас, несмотря на судебные решения, подтверждающие несоответствия Приказа №444 Федеральному закону от 03.08.2018 №289 и принятое решение о подготовке его новой редакции, Минтранс и Шереметьевская таможня продолжают отстаивать законность вышеназванного документа.

В своем отзыве на административное исковое заявление о признании частично недействующими отдельных форм документов, предусмотренных Приказом №444, поданное одним из СВХ, обслуживающим авиарейсы, в Верховный суд РФ, Минтранс сообщил, что данный приказ был зарегистрирован на основании проведенных правовых и антикоррупционных экспертиз.

(В ходе рассмотрения заявления высший судебный орган России принял решение частично удовлетворить исковые требования истца.)

В свою очередь Арбитражный суд Московской области в своем судебном решении в качестве аргумента невиновности СВХ и недоработки Приказа №444 пишет:

«В соответствии с частью 4 статьи 8 Федерального закона от 03.08.2018 № 289-ФЗ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности в актах законодательства Российской Федерации о таможенном регулировании и иных правовых актах Российской Федерации в сфере таможенного регулирования толкуются в пользу декларанта и иных заинтересованных лиц».

Кроме того, даже поверхностный анализ правоприменения недоработанного и несоответствующего законодательству Приказа, выявил несколько коррупционных рисков.

Во-первых, слишком широкие дискриминационные полномочия документа, дают возможность таможенному органу формировать обвинения и выписывать Протоколы СВХ о предоставлении недостоверной отчетности по форме ДО-2 в связи с тем, что Приказ №444 не содержит приоритета выбора источников данных, которым должен руководствоваться Склад временного хранения при подаче отчетности. Дело в том, что в соответствии с данным Приказом графа №5 отчета может быть заполнена исходя из сведений, содержащихся в отчетности ДО-1 или исходя из сведений, содержащихся в Уведомлении. И таможенная служба сама принимает решение считать нарушением выбор СВХ или нет.

В то же время в соответствии с п.6 Приложения 5 к Приказу (три четверки) заполнение отчета по форме ДО-2 включает в себя заполнение владельцем СВХ всех предусмотренных данным отчетом граф. Причем заполняется отчет на основании сведений, указанных ранее в поданном ДО-1 (СВХ заполняет его на основании данных из перевозочных документов, которые в большинстве случаев достаточно ограничены и не содержат всей необходимой информации), или из уведомления таможни, которое она должна отправлять в соответствии с п.12 Приложения 1 к вышеназванному документу.

Но блюстители порядка в вопросах обеспечения экономической безопасности РФ при осуществлении внешней торговли товарами отнюдь не всегда отправляют Уведомление или присылают их с неполной информацией, сами нарушая при этом требование п.12 Приложения 1 заветного Приказа №444, в соответствии с которым таможенный пост, осуществляющий контроль за функционированием СВХ, должен в течение 1 часа с момента оформления документов направить владельцу СВХ уведомление, содержащее наименование товаров, код товара, количество грузовых мест, вес брутто/нетто, стоимость товаров, буквенный код валюты, номер транспортного (коммерческого) документа, порядковые номера декларируемых товаров, т.е. те самые сведения, которые требует указывать при заполнении ДО-2. Причем ему, таможенному посту, доподлинно известно, что взять эти самые сведения, (кроме как из уведомления) СВХ больше просто неоткуда, так как редко какой отправитель их указывает в перевозочных документах. А вскрыть грузовое место и покопаться в нем (как требуют таможенники) сотрудники склада законного права не имеют.

Во-вторых, в качестве еще одного коррупционного риска можно рассматривать и чрезмерную свободу нормативного законотворчества, которая выражается в отсылках документа на иные требования ФТС, в частности - на Алгоритм разработанного ФТС России программного продукта - альбома форматов электронных форм документов. Вот только как показала практика использования данных альбомов – они не всегда совпадают с печатными формами. Отсутствие четких регламентов заполнения форм и описания алгоритма взаимодействия всех участников информационного обмена приводит к тому, что все разногласия и неясности таможенная служба трактует на свое усмотрение, стараясь найти ошибки в заполненных формах и призвать к ответу СВХ. Уже не говоря о весьма спорном трактовании перевода тех или иных товаров на иностранный язык. Возникает ощущение, что сотрудники Шереметьевской таможни считают себя практически носителями языка и, не имея соответствующей компетенции, подтвержденной документально (дипломом об образовании), позволяют себе комментировать сделанный перевод, обвиняя представителей СВХ   в его некорректности. Причем результатом становится выписывание очередного Протокола об административном правонарушении.

Также необходимо отдельно отметить в качестве коррупциогенного фактора - принятие нормативного правового акта за пределами своей компетенции. Дело в том, что ФТС России своим Приказом пытается обязать Склады временного хранения (в нарушение международного и российского законодательства) заниматься обработкой товара, а не груза. В то время как у СВХ просто фактически нет таких полномочий. Принимая груз на хранение от грузоотправителя, СВХ просто не может знать его содержание по товарным единицам. В свою очередь, Минтранс, видимо, стараясь поддержать коллег из таможни, в своем отзыве на исковое заявление СВХ также говорит о размещении товара на складе, а не груза. Тогда как в Воздушном кодексе РФ, регламентирующем воздушную перевозку, речь идет исключительно о грузе, и о товаре в нем ни слова не сказано. Также и в международном законодательстве в описании необходимой информации, которая указывается в перевозочных документах, не предусмотрена обязанность для грузоотправителя расписывать каждую единицу товара. Из этого логично сделать вывод, что на момент приемки груза и размещения его на СВХ владелец склада временного хранения физически не может знать, что содержится в грузовом месте. И ограничивается лишь информацией, указанной в авианакладной.

На момент же подачи ДО-2 (выдача груза клиенту) таможня в соответствии с Приказом №444 должна прислать складу Уведомление с указанием товаров (правда, не всегда выполняет это требование), содержащихся в грузовом месте. Представители СВХ в ответном сообщении – отчете ДО-2 должны переслать ей ее же информацию. Этакий замысловатый и, на наш взгляд, лишенный логики ритуал.

А в связи с тем, что на момент подачи ДО-1 (помещение груза на склад) СВХ, как правило, имеет минимум информации, то отчеты ДО-1 и ДО-2 по своему содержимому не совпадают.

Также вызывает удивление и отсылка в отзыве Минтранса на п. l ст. 100 Таможенного Кодекса ЕАЭС, согласно тексту которого «для помещения товаров на временное хранение перевозчик или иное лицо, обладающее полномочиями в отношении товаров, представляет таможенному органу транспортные (перевозочные), коммерческие и (или) таможенные документы, содержащие сведения о товарах, отправителе и получателе товаров…» Дело в том, что в соответствии с российским и международным законодательством в требованиях к содержимому транспортных документов отсутствует необходимость указания полного потоварного перечня грузового отправления. А у СВХ отсутствуют какие-либо законные полномочия по получению информации о содержимом груза.

Кроме того, утверждение Минтранса об ошибочном заявлении СВХ в исковом заявлении о несоответствии Приказа№444 ФЗ- №289 также не совсем корректно. В соответствии со ст.8 Федерального закона «О таможенном регулировании»: «положения актов законодательства Российской Федерации о таможенном регулировании и иных правовых актов Российской Федерации в сфере таможенного регулирования должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждое лицо точно знало, какие у него есть права и обязанности, а также какие действия, когда и в каком порядке следует совершать при ввозе товаров и (или) транспортных средств международной перевозки в Российскую Федерацию и (или) вывозе товаров и (или) транспортных средств международной перевозки из Российской Федерации».

И «никто не может быть привлечен к ответственности за нарушение международных договоров и актов в сфере таможенного регулирования, законодательства Российской Федерации о таможенном регулировании и (или) иных правовых актов Российской Федерации в сфере таможенного регулирования, если такое нарушение вызвано неясностью правовых норм, содержащихся в таких актах».

Поэтому возлагать на СВХ ответственность за непредоставление информации ему неизвестной в отсутствие разъяснительных рекомендаций, недопустимо, а Приказ, содержащий неясности толкования, не должен применяться на практике.

Ты мне, я тебе

Надо сказать, что в сообразительности и изобретательности Шереметьевской таможне и Минтрансу не откажешь. В то время как владельцы СВХ голову сломали, каким образом они могут выполнить «хотелки» таможенной службы в соответствии с приказом №444, чтобы не нарваться на очередной Протокол, им было предложено просто «гениальное» и, видимо, очень понятное для вышеназванных организаций решение: ДОГОВАРИВАТЬСЯ. В своих отзывах на исковое заявление ведомства настоятельно рекомендовали СВХ, так как склад является коммерческой организацией, просо договариваться с клиентами о предоставлении полной информации о содержании грузового места.

Вот только представители СВХ не столь опытны в данном вопросе, да и времени учиться «договариваться» у владельцев СВХ попросту не было. Так как видели они свою основную задачу в обеспечении сохранности вверенного им груза и его подготовки к безопасной перевозке. А также четком следовании требованиям и регламентам, заявленным клиентами и прописанным в нормативных актах. И учились на протяжении многих лет не договариваться, а обеспечивать качество своих услуг. Да и договориться о предоставлении коммерческой информации о содержимом грузовой партии с участниками грузоперевозки – задача не из легких. Тем более, что подобные требования никаким законом не регламентированы. А значит рассказывать грузовому терминалу о содержимом коробок грузоотправитель вовсе не обязан.

Вот и выходит, что требования Приказа фактически приводят к тому, что СВХ должен либо находить индивидуальный подход к контролирующему его деятельность таможенному органу, либо на регулярной основе массово оплачивать штрафы, либо идти на нарушение вышестоящего законодательства, налаживая вне рамок своих компетенций получение информации от клиентов. Очевидно, что в данной ситуации наименее критичным де-факто является первый вариант, что также составляет сущность коррупционных явлений.

Учитывая социальную важность последствий правоприменения Приказа №444, нарушающего права наших граждан даже на приобретение необходимых медикаментов в случае многократного увеличения их стоимости, вызывает удивление и другое утверждение Минтранса в отзыве на исковое заявление СВХ о том, что «конституционно-правовое содержание вышеуказанных положений Конституции Российской Федерации напрямую не соотносится с оспариваемыми Административным истцом положениями Приказа» и поэтому не может рассматриваться как противоречащие нормам Конституции РФ о защите прав и свобод граждан. Но позвольте, господа чиновники, поинтересоваться: разве не является прямым нарушением прав наших граждан искусственное завышение стоимости социально-значимых товаров настолько, что их цена становится просто неприемлемой для достаточно большого количества россиян, и тем более пенсионеров, которые своим многолетним трудом участвовали в поднятии экономики нашей страны и теперь имеют законное право на социальную государственную защиту?

Кроме того, следует не забывать, что при обработке авиагруза огромное значение уделяется соблюдению временных сроков обслуживания воздушного судна. Так, в соответствии со ст.85 Федерального закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 03.08.2018 N 289-ФЗ груз должен быть размещен на складе не позднее 12 часов после посадки воздушного судна. А трата времени на распаковку груза и превращения его в товар в угоду таможенной службы приведет, как показал описанный выше эксперимент, к увеличению в сотни раз количества персонала и, соответственно, повышению стоимости услуг терминала.

Суд уже подтвердил недоработку таможенного Приказа №444 и то, что он противоречит Федеральному законодательству, а именно Федеральному закону от 03.08.2018 ФЗ-289. В то же время отождествление таможней товара и груза и ее требование к СВХ предоставлять о товаре информацию, которая у склада временного хранения в силу международного и российского законодательства как правило отсутствует, может привести не только к задержкам с выпуском товара на СВХ и увеличению трудозатрат организации и себестоимости его услуг, но и как следствие - либо перебоям с поставками товаров, либо росту цен на них, с чем так старательно в настоящее время борется высшее руководство нашей страны.

Поэтому желание таможенных органов обязать владельцев СВХ разкомплектовывать грузовые места, распаковывать коробки и осматривать товар и принимать его потоварно, чтобы предоставить таможенному посту информацию, которую он итак получит от грузополучателя, причем законным путем, может говорить только о том, что не все представители таможенной службы на должном уровне изучили российское и международное законодательство. Также подобные хотелки могут попросту привести к серьезным сбоям в налаженном механизме работы аэропорта. Мы уже описали, во сколько увеличится себестоимость услуг, если СВХ, у которого при обработке груза время идет на минуты, начнет вместо своих прямых обязанностей выполнять функционал таможенного поста, занимаясь в угоду таможни проверкой содержимого грузовых мест, превращая груз в товар. Причем в этом случае уже для склада временного хранения могут наступить правовые последствия, так как действовать в этом случае он будет в нарушение закона. Но таможню, видимо, такие мелочи не сильно беспокоят. Да и учитывая принятое Арбитражным судом Московской области решение, можно предположить, что к нарушениям закона некоторым таможенным постам не привыкать.

С другой стороны, нежелание Минтранса вникать в суть происходящего и более внимательно проанализировать нормативный акт, незаконность которого может привести к весьма серьезным проблемам не только для граждан России, но и всей экономики нашей страны в целом, вызывает очень сильное беспокойство.

Поэтому хотелось бы верить, что на этот раз при пересмотре действующей редакции законодатели и руководители ответственных ведомств более серьезно отнесутся к своей работе, а учитывая вышеописанные трудности, с которыми ежедневно в своей работе вынуждены сталкиваться СВХ и другие участники ВЭД из-за недоработок в действующем Приказе, время, которое тратится на подготовки отзывов на исковые заявления участников логистических цепочек, потратят на более глубокое и детальное изучения технологических процессов, которые регламентируют принимаемые ими нормативные акты.

А для того, чтобы не повторять уже допущенные ошибки при принятии Приказа №444, поймут, что решать проблему надо сообща – представителям таможенных органов, контролирующим Министерствам и СВХ, которые как никто другой знают все особенности производственного процесса обслуживания прибывающего на международных рейсах груза.

Читать все материалы