Объективные новости через призму совести

Груз – не товар, товар – не груз

8 июля
Груз – не товар, товар – не груз

Автор: Игорь Тихомиров

Более пяти лет ушло у владельцев складов временного хранения (СВХ) на попытки объяснить таможенной службе, что СВХ, обслуживающий авиагрузы, работает (в соответствии с российским и международным законодательством) исключительно с грузом, а не с товаром. И если до вступления в силу нового Приказа ФТС №444 от 18.03.2019 законодатель понимал это и в старой редакции Приказа ФТС № 2688 от 29.12.2012 делал разграничения по видам процедур подачи электронной отчетности в ФТС России в зависимости от вида транспорта, которым доставляется груз, то при подготовке новой редакции Приказа, регламентирующего эту самую подачу электронной отчетности, маленькие, но весьма существенные особенности работы различных СВХ просто опустили или говоря простым языком – про них решили ЗАБЫТЬ.

Результат не заставил себя долго ждать. Таможенная служба стала практически парализовывать работу СВХ, обрабатывающего авиагрузы, требуя исполнения невыполнимых задач – предоставления в подаваемых отчетах полной информации о содержании коробок, которая у СВХ просто отсутствует. А так как выполнить «хотелки» таможни без нарушения закона для СВХ не представляется возможным, таможня начала «наказывать» несговорчивые склады временного хранения, регулярно выписывая им Протоколы.

О незаконных действиях таможенников и недоработках в Приказе №444 заговорили сразу после его принятия. Да и сами таможенники признали, что Приказ требует доработки. Но как это часто бывает – на деле многочисленные заседания комитетов и комиссий, в рамках которых принимаются решения о доработке документа, так и заканчиваются только разговорами, сборами мнений и предложений и в конце концов – прожектами, по мнению таможни, не требующими реализации.

Так как реальных действий по исправлению допущенных в приказе ошибок таможня предпринимать не собиралась, владельцам СВХ и другим представителям внешнеэкономической деятельность пришлось неоднократно обращаться в Минфин, Минтранс, Минюст и др. контролирующие органы с требованиями отправить Приказ на доработку. И только спустя пять лет Арбитражный суд Московской области, исследовав материалы дела и оценив доказательства, представленные истцом, оспаривающим очередное незаконное вынесение Протокола Шереметьевской таможней, пришел к выводу, что заявленные требования подлежат удовлетворению в соответствии с Федеральным законом от 03.08.2018 N 289-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации…»

Так, в соответствии ч 1 со статьей 8 «положения актов законодательства Российской Федерации о таможенном регулировании и иных правовых актов Российской Федерации в сфере таможенного регулирования должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждое лицо точно знало, какие у него есть права и обязанности, а также какие действия, когда и в каком порядке следует совершать при ввозе товаров и (или) транспортных средств международной перевозки в Российскую Федерацию и (или) вывозе товаров и (или) транспортных средств международной перевозки из Российской Федерации».

А в связи с тем, что действующим приказом ФТС России № 444 в некоторых случаях не урегулирован порядок заполнения отчетности владельцем СВХ, согласно ч 5 ст 8 Федерального закона № 289 «никто не может быть привлечен к ответственности за нарушение международных договоров и актов в сфере таможенного регулирования, законодательства Российской Федерации о таможенном регулировании и (или) иных правовых актов Российской Федерации в сфере таможенного регулирования, если такое нарушение вызвано неясностью правовых норм, содержащихся в таких актах». И «все неустранимые сомнения, противоречия и неясности в актах законодательства Российской Федерации о таможенном регулировании и иных правовых актах Российской Федерации в сфере таможенного регулирования толкуются в пользу декларанта и иных заинтересованных лиц».

На этом, казалось бы, и должен был наступить конец проблемам СВХ и неправомерным действиям таможенного органа, а Приказ отправлен на доработку. Но не тут-то было. Несмотря на все несоответствия Приказа российскому и международному законодательству и невозможность законным путем выполнения части его требований при подаче отчетности, таможенная служба продолжает наставать на его законности и требовать от СВХ предоставления информации о товаре ему неизвестной. Причем получить эту самую информацию склад временного хранения может лишь в нарушение закона вскрыв грузовое место или договорившись с грузоотправителем о предоставлении полной информации о грузе. Второй вариант представляется практически невозможным, так как грузоотправитель вовсе не обязан рассказывать складу, что содержится в коробках. А в современных реалиях, когда весьма недружественные по отношению к России страны всеми своими действиями стараются задавить экономическое развитие нашей страны, предоставление лишней информации может сыграть только на руку оголтелому Западу и привести к очередному санкционному давлению и нарушению с таким трудом выстроенных логистических цепочек.

Но обо всем по порядку.

Для того, чтобы читателю было проще понять весь этот сложный процесс облуживания и выпуска груза, который происходит между таможней-СВХ-грузополучателем-агентом, приведем схему, в которой полностью отражен весь механизм взаимодействия (Рис.1).

Схема_1.jpg

Итак, когда груз прилетает на воздушном судне в аэропорт назначения (Рис.2), сопровождающим его документом является авианакладная, в которой в соответствии с российским и международным законодательством грузоотправитель должен указывать лишь основные характеристики груза (вес, габариты, специальные требования к перевозке). И несмотря на все «пожелания» таможенной службы, вовсе не обязан делать потоварную опись содержимого отправления. Поэтому при получении груза и сопровождающих его документов СВХ, в обязанности которого входит обработка груза, руководствуется нормативными актами в сфере воздушных международных перевозок (Воздушным кодексом РФ от 19.03.197 №60-ФЗ) и соглашениями между складом и авиаперевозчиком или клиентом. Основная задача СВХ - обеспечить сохранность груза и подготовить его к безопасной перевозке. Груз должен быть опломбирован, иметь целую упаковку, в случае необходимости – индикатор, контрольную ленту и все необходимые для данного вида груза стикеры.

Причем в соответствии со ст. 173 Федеральных авиационных правил от 28.06.2007 №82: Грузы должны быть упакованы в тару… таким образом, чтобы…исключить доступ к содержимому…», а повреждение (порча) груза является нарушением условий договора воздушной перевозки груза (ст. 124 Воздушного кодекса РФ).

Схема_1_2.jpg

В то же время таможенный орган в своем взаимодействие с клиентом имеет дело именно с товаром (Рис.2). И при декларировании содержимого перевозки грузополучатель предоставляет в таможенный орган всю необходимую информацию о товаре. Отношения грузополучателя и сотрудника таможни регламентируются Таможенным кодексом ЕАЭС. И в соответствии с его нормативами декларант, действительно, должен сообщить таможне (стоимость, наименования, количество, коды товаров, вес или объем товара и т.д.)

Но перед тем, как у грузополучателя появляется возможность задекларировать свой товар, СВХ должен принять грузовые места, разместить их на складе и оповестить об этом таможню.

И вот, когда груз прилетел и принят на склад, в действие и вступают требования подачи отчетности в соответствии с Приказом ФТС №444, а вернее возникает огромное количество вопросов, каким образом эти требования выполнить и не получить Протокол. И сотрудники СВХ превращаются в саперов, пытающихся пробраться по минному полю. А на каждом шагу их подстерегают препоны в виде невыполнимых и не четко сформулированных требований вышеназванного документа. Причем, как показал многолетний опыт работы и сотни выписанных Протоколов, правильного пути просто не существует. И лишь от настроения представителя таможни зависит примет он выбранный СВХ путь или пойдет по проторенной дорожке своих коллег и выпишет складу очередной Протокол.

Причем ранее в соответствии с требованиями предыдущей версии Приказа ФТС № 2688 от 29.12.2012 все было четко и понятно (Рис.3). СВХ предоставлял в ФТС в отчете ДО-1 информацию о грузе, полученную из авианакладной, сопровождающей груз. А таможенная служба уже на основании более полной информации, полученной от грузополучателя, самостоятельно отправляла в Единую автоматизированную информационную систему ФТС РФ (ЕАИС) отчет по форме ДО-2, содержащий информацию о товаре. Все было логично и всем понятно.

Схема_2.jpg

Но по какой-то неведомой причине такой порядок подачи отчетности кому-то пришелся не по душе. И вот спустя 7 лет вместо вполне логичного документа на свет появляется Приказ (три четверки).

И теперь захотела таможня, чтобы все отчеты подавались СВХ. Но в связи с тем, что по объективным причинам у склада отсутствует вся информация, которую необходимо указывать в отчете ДО-2, стала таможня присылать СВХ Уведомление с данными о товаре, полученными от клиента. А СВХ в свою очередь должен ознакомиться с этой информацией и переслать ее же обратно в таможню в отчете ДО-2.

Только вот в чем незадача – таможня, как орган очень занятой, не всегда считает необходимым или имеет возможность это самое Уведомление отправлять. И причины у нее на то очень веские: даже инновационные таможенные системы не выдерживают такого объема пересылаемых данных и регулярно дают сбой. IT-специалисты ведомства, конечно, без дела не сидят и все время предлагают пути решения этой проблемы:

- А давайте разобьем один отчет на много маленьких и по частям будем их отправлять. СВХ же больше нечем заняться? Пусть их сотнями нам отправляет.

- Ой, опять не помогло. А давайте еще уменьшим объем файла? Может в этом случае наши цифровые технологии, о которых столько громких речей наше руководство произносило, справятся, наконец, с запрашиваемыми нами Big Data? Ой, опять не помогло…

Но не уменьшение объема файла, не увеличение работы у сотрудников СВХ проблему с цифровыми технологическими возможностями ФТС России решить пока не могут. Правда и это не является для таможенников сигналом к переосмысливанию принятых ими не всегда верных решений. И предложили они складу временного хранения просто ДОГОВОРИТЬСЯ с грузоотправителем или перевозчиком о предоставлении необходимой для заполнения отчетов информации. А если СВХ договариваться не умеет, то, что ему – складу мешает коробочку вскрыть и от души пошуршать в ней. Даже как-то в одном из писем представители таможни с большим удивлением поинтересовались:

- Неужели вам не интересно узнать, что там грузоотправитель в коробочку запихнул? Неужто не хочется надлежащим образом упакованное грузовое место раскурочить и покопаться в чужих вещах?

А если это еще и в качестве эксперимента под камерами сделать, то и таможня с большим интересом понаблюдает, что там в коробочке лежит. Вдруг контрафакт какой прокрался? А тут без каких-либо особых напрягов доблестная таможня злоумышленника определит и на чистую воду выведет. А если грузоотправитель законопослушным окажется, и ничего запрещенного в коробочке не обнаружится, так и это не беда – ответственность вся за незаконное вскрытие грузового места только на СВХ ляжет. А таможенники здесь не причем. Мимо проходили…

Видимо, при таком подходе в работе удивляться не приходится, что Приказ №444, законность которого так яростно отстаивает таможенная служба, ко всем прочим неточностям и неясностям содержит достаточное количество коррупционных рисков.

Анализ, проведенный одной из организацией, чью деятельность в части подачи электронной отчетности в таможню он регламентирует, выявил как минимум 7 коррупциогенных факторов.

Заключение о коррупционных рисках в связи с несовершенством Приказа ФТС №444 готовилось на основании Антикоррупционной политики предприятия, разработанной в соответствии с Федеральным законом от 25.12.2008 №273-ФЗ «О противодействии коррупции», Указами Президента РФ от 16.08.2021 г. N 478 и от 19.05.2008 г. N 815, Законом Московской области от 10.04.2009 N 31/2009-ОЗ «О мерах по противодействию коррупции в Московской области» и мерами по предупреждению коррупции в организациях, утвержденными Минтрудом России от 19.09.2019 г.

Проведенная экспертиза Приказа №444 показала, что данный документ не содержит четко выраженных требований к выбору того или иного пункта Приказа при выборе источника информации для заполнения форм отчетности. Поэтому таможенный орган считает возможным самостоятельно на свое усмотрение принимать решение, правильный ли выбор сделал СВХ и в случае ошибочного выбора, по мнению таможни, наказывать склад вынесением очередного Протокола. Данный подход, на наш взгляд, создает все предпосылки к тому, что склад вынужден искать подход к сотрудникам таможни, так как только от их доброй воли зависит принятое решение относительно того, правильно заполнил СВХ определенную графу отчета или нет. Кроме того, отсылки в Приказе к другим документам ФТС без указания конкретики также предоставляют слишком широкие возможности представителям таможни для административного давления путем вынесения Протоколов.

А попытки таможни подменить термины «груз» и «товар» в работе с СВХ, заставляют последних осуществлять свою деятельность в нарушение российского и международного законодательства.

И в конечном счете все это приводит к тому, что СВХ не может в полной мере реализовывать свои возможности в качестве участника логистической цепочки.

Кроме того, с принятием Приказа №444 вся ранее отработанная, отлаженная и четко работающая процедура взаимодействия таможенных органов-СВХ-клиент при подаче отчетности нарушилась и практически превратилась в полный абсурд. Причем в случае игнорирования проблемы сложившаяся ситуация неминуемо приведет к сбоям в работе СВХ и нарушению логистики, и как следствие – повышению себестоимости обслуживания груза, а следовательно – увеличению конечной стоимости товаров.

Один из СВХ, обслуживающих авиагрузы, провел собственный анализ увеличения расходов при потоварной приемке груза. На основании сетевого графика приемки груза по грузовым местам на перроне при наземном обслуживании воздушного судна и на складе был построен прогнозный сетевой график потоварной приемки груза. По результатам проведенного анализа было установлено, что расходы на обслуживание одного рейса при потоварной приемке (даже без учета вспомогательного персонала) увеличатся на 1767%, а в период пиковых нагрузок, когда обслуживается несколько рейсов одновременно, на перроне возрастут на 3083%, а на складе - на 1650%. Во сколько раз в этом случае увеличатся цены на товары для конечного потребителя, остается только гадать. Но вряд ли это повышение останется незаметным для потребителей.

С какой целью в Приказ, регламентирующий процедуры подачи СВХ электронной отчетности в таможенные органы, были привнесены столь кардинальные изменения нам, конечно, не известно. Но, как говорится, «думайте сами, решайте сами»: лишать граждан нашей страны покупательской способности? Рушить своими действиями экономику России и тем самым играть на руку нашим зарубежным врагам? Или, наконец, вспомнить, что дело у всех участников логистической цепочки общее и задачи должны стоять перед всеми ее звеньями одинаковые, направленные на экономическое развитие и процветание России в целом и каждого ее гражданина в отдельности!

Читать все материалы